Работать над таким замечательным материалом, как японская сказка, – тонкое удовольствие и поучительный опыт для художника. Каждая репродукция, каждый артефакт – драгоценность. Узор кимоно и пояса для него, фигурка нэцке, свиток, маска Ноо, веер, гравюра, чашка… Скромно подражать гениальным японским мастерам и цитировать их, постараться не испортить своим прикосновением. Да, тут главное – не испортить…
Александр Алексеев


Первую свою сказку я «сочинил», когда у меня родилась дочка Ия. Сегодня ей шестнадцать, а ее сумасшедший папа продолжает рассказывать ей сказки. Ей первой – она для меня и критик, и вдохновитель. Ее увлечение Востоком в какой-то мере стало причиной создания «Волшебного перышка». Передо мной встал вопрос: «Что такое японская сказка?». На этот вопрос попытались ответить все: и художник, и композитор, и актеры. Нам показалось, что японская сказка – это когда «тихо и тонко». Я благодарен им за то, что они не побоялись быть неуслышанными.
Тишина и покой.
            Гуляю один – потому-то
    все так прекрасно!
                            Масаока Сики
Борис Константинов


Под стук бамбуковых палочек из-за занавеса появляется девушка в японском костюме и походкой гейши проходит в уголок, где собраны музыкальные инструменты. Когда она подносит к губам флейту, за подсвеченным занавесом оживают картинки: сначала светящийся лист чудесным образом превращается в перышко, затем по частям, из крыльев, хвоста, клюва, собирается целый журавль. После поэтичной преамбулы начинается собственно история – про старика и старуху, бедных и бездетных. Согласно древней легенде, старик приносит из леса раненую птицу и на пару со старухой ее выхаживает. Малышей буквально гипнотизируют гравюра на заднике с восходящим солнцем над горой Фудзи, яркие краски костюмов и музыкальная партитура, где прозрачные звуки деревянного ксилофона сменяются голосами еще дюжины инструментов. Раненая птица, принесенная в дом, оборачивается Журавушкой – куклой-красавицей в белом кимоно с чудесным даром ткачихи. Старики радуются и богатеют. Но счастье в японских сказках недолгое. Главное, что удалось режиссеру – верная японская интонация. В общем-то безысходно грустную сказку – разумеется, Журавушка не стала работать на Сейкоку и не смогла жить у стариков – он умудрился завершить так, что хочется не плакать (как после русской «Снегурочки»), а как минимум сложить хайку. Вот сгорбленная старуха горюет, застыв над третьей пиалой, а вот уже, соткав белое покрывальце, играет за ним в театр теней с миниатюрной куколкой журавля. Что было – его ведь не отнимешь.
журнал «Афиша. Санкт-Петербург»


Волшебное перышко

Театр марионеток им. Е.С.Деммени, Санкт-Петербург
Премии «Золотая Маска» 2008г. - «Лучший спектакль в театре кукол», «Лучшая работа художника»
Номинация на Премию - «Лучшая работа режиссера»


Участник программы «Маска Плюс» Фестиваля 2009 года
Премии «Золотая Маска» 2008 г. – «Лучший спектакль в театре кукол», «Лучшая работа художника». Номинация на Премию «Золотая Маска» – «Лучшая работа режиссера».

Автор идеи и режиссер: Борис Константинов
Художник: Александр Алексеев
Музыка и сценическое движение: Алексей Шишов
Хореограф: Елена Прокопьева

Артисты: Ирина Зимина, Алексей Мельник, Мария Мирохина, Тимофей Осипенко, Вячеслав Попов, Дмитрий Тарасевич Текст от автора читает Иван Краско

Продолжительность 50 мин.