Приближение к главному. Лежу на животе. Мое лицо спрятано между коленями женщины. Глаза упираются в колени. Все время надо прятать себя в гроб, утробу, пещеру, могилу, влагалище земли. Чтобы сжали, похоронили. К главному... разбить ее камнями. На куски все. Кость, мясо. А фарш поедят птицы... больше ничего не нужно впитывать. Искать подтверждения. Стало проще и дальше… и не важно умереть на краю горохового поля... сжать огромное к бороде, к косичке, к шлему гребешком… Раз. Раз. Не дать соединиться нашим ногам... не поздно. Не поздно… Я не иду. Меня ведут. И их ведут, и тех ведут. Творог в чулке затвердел, а было жидко. Расхлестать, размазать собой-ножом… и плыть по себе по всему.
«Дерево»

По сути, это можно рассматривать как иллюстрацию к теории эволюции. Актеры извиваются и прыгают, как если б они были первыми выходцами из "первичного супа". Будто бескостные, их тела сменяют один вид на другой, а когда сцена затоплена – они ныряют, или корчатся, или летят над водой в абсурдной естественности. Смерть и возрождение. Эпическое путешествие, сделанное "Деревом" так мучительно по-человечески…
газета «The Herald»

Взяв за основу миф ацтеков о пернатом змее Кетцаль-Коатле – прародителе Вселенной, Адасинский и Ко наполнили сюжет личными впечатлениями от последней поездки в Мексику. В целом спектакль предстает как детская забава, игра в миф, в которой возможны любые метаморфозы.
Хаотичность сюжета в сценическом пространстве предстает как мешанина стройных обнаженных тел. Отсутствие сценических объектов переносит основной акцент на действия танцоров, которые с помощью сложных телесных комбинаций создают самые невероятные образы. Каракатицы, змеи, многоножки, драконы, пауки, собаки, шакалы и прочие твари размножаются и расползаются на глазах у зрителей, заселяя пространство мира. Каждый из танцоров воплощается чуть ли не по десятку раз, формируя все новые и новые видения. Кажется, здесь не может быть счастливого финала. Однако неожиданно ритм действия успокаивается, сцена пустеет и алое бутафорское Солнце вкупе с брызгами воды завершает двухчасовой спектакль, символизируя благополучный исход создания мира.
«Петербургский театральный журнал»


Кетцаль

Театр «Дерево», Санкт-Петербург-Дрезден
Премия «Золотая Маска» 2007г. - «Лучший спектакль-новация»
происходит из голосов, утреннего тумана и стен дождя, а также из всего, что было до этого

Идея и постановка Антон Адасинский и «Дерево»
Дизайн звука Дэниел Уильямс (Великобритания)
Дизайн света Фальк Диттрих (Германия), Елена Яровая

Артисты: Антон Адасинский и DEREVO

Продолжительность 1 ч. 15 мин.

Фотографии © Елена Яровая