Фигура Эйнштейна привлекает сейчас особенное внимание в связи с недавним 50-летием его смерти и новыми изысканиями в области Теории Относительности. Одним из самых сенсационных открытий последнего времени стала история любви ученого и Маргариты Конёнковой, жены знаменитого скульптора и агента советских спецслужб, превосходящая по накалу и драматизму либретто всех романтических оперных хитов, что вдохновило авторов на создание оперы-мифа «Эйнштейн и Маргарита» - этой своего рода антологии мирового оперного искусства, «оперы опер», реанимации умирающего жанра, наполненной многочисленными аллюзиями. Международный характер истории отражается в многоязычности либретто, в котором использованы шесть языков, и его принципиальной билингвальности (поющийся текст все время сопровождается титрами синхронного перевода, который, впрочем, иногда постмодернистски «живёт» отдельной жизнью). Опера написана для большого симфонического оркестра с использованием электроники (фонограммы и терменвокс), хора и пяти солистов. Авторы, не дожидаясь «большой» постановки, создали собственную – видео-кукольно-инсталляционную – версию постановки оперы с использованием фонограммы полной записи оперы.
"Оперный жанр не то что не умер, а может оказаться живее всех живых. Надо только грамотно его подать. Именно так и поступила композитор Ираида Юсупова, автор новой оперы "Эйнштейн и Маргарита".
Екатерина Бирюкова, "Известия"

"Ираида Юсупова, пожалуй, единственный адепт медиаоперы в России. Это – экспериментальный жанр, где музыка и видео запараллелены в единый поэтический ряд. Но в случае оперы "Эйнштейн и Маргарита" речь идёт не о формальном авангардном эксперименте, а о действительно гениальной музыке Юсуповой".
Дарья Ли, радио "Маяк"

“Эйнштейн и Маргарита” Ираиды Юсуповой — первая медиаопера в России. Этим спектаклем медиаарт ворвался в московский репертуар. Заговорил высоким штилем: внятно, умно, трогательно”.
Юлия Квасок, “Новая газета”.

“Это великолепная современная опера с динамичной музыкой, отличными закадровыми певцами, хорошим текстом арий, написанных своеобразной талантливой поэтессой Верой Павловой. Сюжет, как и полагается в опере, мелодраматический, но… на редкость убедительный”. Никита Елисеев, “Эксперт” (СПб).
“Ираида Юсупова мастерски владеет музыкальными стилями от Вагнера и Малера до советской песни и джаза. Но в самый патетический момент, когда Маргарита признается Эйнштейну во всем, музыка покидает территорию постмодернизма и обретает подлинный драматизм. Произведение, созданное, казалось бы, по всем правилам постмодернистской игры, перерастает себя. Союзницей композитора выступает поэтесса Вера Павлова. Ее стихи превосходят по качеству любой ожидаемый от оперного либретто литературный уровень и становятся визуальным украшением оперы, когда включаются в видеоколлаж, которым сопровождается фонограмма. Реализация оперы в виде медиапроекта – не дань моде, а способ выживания. Юсупова писала бескомпромиссно: трудно всерьез рассчитывать, что в ближайшее время в России соберутся ставить оперу, для которой нужен большой симфонический оркестр, инструменты из арсенала джаз-бандов и терменвокс. Но – кроме шуток! – без терменвокса что бы это была за история?”
Дмитрий Абаулин, “Политический журнал”.


Ираида Юсупова

Эйнштейн и Маргарита, или обретенное в переводе

Проект Ираиды Юсуповой, Веры Павловой, Дмитрия Пригова, Александра Долгина, Стивена Сеймура, Москва
Номинация на Премию «Золотая Маска» 2007г. - «Лучший спектакль-новация»
медиа-опера

Либретто Вера Павлова (стихи) и Ираида Юсупова (диалоги) Перевод Стивен Сеймур

Видеоинсталляция Александр Долгин, Ираида Юсупова Кукольная инсталляция и сценография Александр Долгин В роли аниматора персонажей и виртуального Конёнкова – Дмитрий Александрович Пригов.

Запись музыки: оркестр БСО п/у Марка Кадина, хоровая капелла Московский Кремль п/у Геннадия Дмитряка, солисты: Татьяна Куинджи; Анджей Белецкий; Владимир Миллер; Лариса Андреева; Дмитрий Попов; Лидия Кавина.

Продолжительность 1 час 50 минут

Проект осуществлён при поддержке Комитета по культуре Правительства Москвы в рамках программы «Открытая Сцена».