Изначально возникла идея пространства – зал «Глобус» «Школы драматического искусства». Как в том старом театральном апокрифе. К Станиславскому в санаторий приходит Михоэлс. Они гуляют, и Станиславский спрашивает: «Скажите, а вы знаете, с чего начинается полет птицы?» Михоэлс задумался: «Она расправляет крылья, разбегается...» – «Нет, – отвечает Станиславский, – с мечты о полете». Так же и наш спектакль родился с мечты о полете. Лермонтовская поэма – повод, чтобы посмотреть на нашу жизнь сверху. Посмотреть с высоты птичьего полета, пролетев над годами, веками, искусствами, страстями, судьбами, ошибками. Посмотреть таким «черным глазом» – критически-скептическим. Взглядом существа, которое никогда никого не любило, но вдруг полюбило... И вот оно смотрит на человечество. Кто они, эти люди? Как они рождаются, умирают, влюбляются? Взгляд сверху – это смешно: люди кажутся такими маленькими, суетятся, как муравьи, трудятся, совершают поступки. Оттуда, сверху, эти поступки кажутся жалкими и грустными. И в этой обреченности большое достоинство и мудрость.
Дмитрий Крымов


Фантазия Крымова свободна и причудлива, она исполнена одновременно юмора и нежности. Его актеры – точно маляры в заляпанных краской комбинезонах, театр они делают буквально из залежей театрального склада: краски, кисти, цветная бумага, тряпочки, реечки, да просто мусор. Дмитрий Крымов использует язык, который в русской театральной традиции всегда считался не высокой литературой, а миноритарным наречием – язык визуальных образов, картин, складывающихся в театральное высказывание, которое лишено четкой сюжетной канвы, но вызывает не меньше размышлений и эмоций, нежели глубоко и убедительно разобранная драма.
газета «Коммерсант»


Мир у Крымова увиден сверху, но он увиден не СВЫСОКА. А взгляд Демона – это всегда взгляд свысока. В нем, даже когда он влюблен, есть холодная презрительная отчужденность. Взгляд Ангела иной. В нем не отторжение, а приятие бытия. И, кажется, Крымову куда ближе этот взгляд. В его лукавых постмодернистских играх с классикой просвечивает любовь к Божьему миру, вроде бы утраченная уже европейской культурой, но на новом витке исторической спирали вдруг опять явившая себя во всей красе. «О Боге великом он пел, и хвала / Его непритворна была». На сей раз, похоже, и впрямь непритворна.
газета «Известия»


Как бы горьки или беспощадны ни были в иные образы, послевкусие заставляет долгое время пребывать в возвышенно-печальном настроении, будто наслушался не какофонии, а моцартовских сонат. Поколенческая память самого Крымова взаимодействует с коротким, но свежим опытом его молодых соратников, и этот симбиоз дает поразительно объемный эмоциональный и культурный контекст.
газета «Культура»


по мотивам поэмы М.Ю. Лермонтова

Демон. Вид сверху

Театр «Школа драматического искусства» и Лаборатория Дмитрия Крымова, Москва
Премия «Золотая Маска» 2008г. - «Лучший спектакль-эксперимент»
Номинация на Премию - «Лучшая работа режиссера»
Постановка: Дмитрий Крымов
Режиссер по пластике: Владимир Беляйкин

Артисты: Анна Синякина, Максим Маминов, Сергей Мелконян, Мария Трегубова, Этель Иошпа, Вера Мартынова, Леонид Шуляков, Мария Вольская, Анна Пережогина, Елизавета Дзуцева, Арсений Эпельбаум, Константин Тереньтьев, Александра Осипова, Наталья Горчакова, Александр Лиманов

Продолжительность 1 ч. 35 мин.