При финансовой поддержке г-на Тошихико Такахаши, группы предприятий ОАО «ЛУКОЙЛ» в Пермском крае, компаний «Im Light Пермь» и «Фестиваль-Плюс»

Российская повестка дня в балете такова, что публика слабо представляет себе, кто такой Уильям Форсайт и какое положение он занимает в иерархии хореографов. Рядом с его именем нередко пишут слово «модерн», имея в виду нечто современное, но непонятно что. На самом деле хореография Форсайта очень «классична». Вслед за Джорджем Баланчиным Форсайт определил развитие классического танца в ХХ веке, став на несколько десятилетий главным представителем направления в танцевальном искусстве, именуемого «неоклассикой».
Как и Баланчин, Форсайт – а те, кто проходит через его тексты, отчетливо различают в его хореографии отголоски стиля великого Мистера Би – стал одним из главных балетмейстеров ХХ века. Можно проследить прямую традицию: Петипа – Баланчин – Форсайт. Это люди, которые кардинальным образом повлияли на историю балетного танца и пуантной лексики.
«The Second Detail» – один из хрестоматийных балетов Уильяма Форсайта. И в России он до сих пор оставался неизвестным. В нем, как никогда ярко, воплощена идея точек в пространстве, в которых зарождается движение, и каждый жест танцовщиками исполняется супервыворотно и суперточно. В «The Second Detail» видно, как Форсайт синтезировал классическую традицию пуантного танца с новаторскими идеями основоположника направления «модерн» Рудольфа Лабана и окрасил эту смесь в свой цвет. В результате мир получил Леонардо да Винчи от балета.

Алексей Мирошниченко


«The Second Detail», поставленная Форсайтом в начале 1990-х в Канаде, – одна из самых классичных работ этого признанного деконструктора классики, сознательно разрушавшего базовые принципы традиционного балета и заставлявшего тела артистов балансировать на грани физических возможностей. В «The Second Detail» – редкий случай – форсайтовская хореография выглядит почти академично. Недаром на авансцене водружена табличка с определенным артиклем «The»: определенность формы танца позволяет описывать целые фрагменты в традиционных терминах классического экзерсиса, да и одеты артисты почти в репетиционное – серые трико и купальники.
Невинно утрируя, то остроумно шаржируя академические па, Форсайт подшучивает над манерами артистов-классиков. Над их привычкой тщательно устраиваться в пятой позиции перед началом движения; над деловой походочкой – с пятки, которой они гордо удаляются с центра класса-сцены после успешного исполнения особо навороченной комбинации; над сугубо производственными отношениями между партнерами; над умением подчинить себя кордебалетному стаду и одновременным стремлением выделиться из массы. Выделиться позволено каждому из 14 участников: в череде молниеносных соло и дуэтов, вспыхивающих среди мерного аккомпанемента дисциплинированных корифеев, заложены немалые риски – внезапный и резкий прогиб во время больших туров; зигзаг корпуса, непомерно осложняющий вращение; выброс ноги по беззаконной траектории и прочие волюнтаристские эскапады.

газета «Коммерсант»


Хореография Форсайта требует не только сильных мышц, но и открытого сознания. Стиль американца взрывает все представления об устойчивости и неизменности мира – те основы, на освоение которых русская академическая школа тратит восемь лет обучения. 22-минутная композиция, поставленная на электронные звуки Тома Виллемса, изначально лишена любой симметрии – гармонии в понимании классической хореографии. В этой системе нет солистов и кордебалета: каждый из танцовщиков на какие-то мгновения может оказаться в центре, мужской и женский ансамбль то соединены общим танцевальным потоком, то противопоставлены друг другу. Но их объединяет то свойство, которое хореограф зафиксировал в названии одного из своих балетов – «головокружительное упоение точностью».

«Российская газета»


Иметь в репертуаре балеты Уильяма Форсайта, одного из главных радикалов академической балетной сцены, до недавнего времени было привилегией лишь двух театров страны, Мариинского и Большого. Теперь в высшую лигу попадает и пермская труппа, при этом выбран спектакль, не дублирующий уже известные. В названии балета нет никакой нарративной расшифровки, он сам – это многофигурная ансамблевая композиция и скоростной танец на пуантах под электронные импровизации Тома Виллемса. За особый метод – разъем на детали с последующей сборкой элементов в новой конфигурации – Форсайта именуют деконструктивистом. С неменьшим основанием его стиль можно отнести к неоклассике. Как собственно и два других балета, которые будут показаны в один вечер с «The Second Detail» – «Souvenir» англичанина Дагласа Ли и «Вариации на тему рококо» худрука пермской труппы Алексея Мирошниченко. Программа так и называется «Три балета в манере поздней неоклассики».

Лариса Барыкина



The Second Detail/Вторая деталь

Театр оперы и балета им. П.И. Чайковского, Пермь
Номинация на Премию «Золотая Маска» 2014г.- «Лучший спектакль в балете»

Одноактный балет на музыку Тома Виллемса

Хореография, сценография, свет, костюмы: Уильям Форсайт
Ассистент хореографа: Ноа Гелбер
Художественный руководитель постановки: Алексей Мирошниченко

Артисты: Наталья Домрачева, Анна Поистогова, Евгения Ляхова, Ляйсан Гизатуллина, Ольга Завгородняя, Анна Терентьева, Анастасия Костюк, Иван Ткаченко, Степан Демин, Тарас Товстюк, Руслан Савденов, Роман Тарханов, Денис Толмазов, Артем Мишаков

Продолжительность 22 мин.


Возрастная категория 12+