Мой первый «Макбетт» был сделан в московском театре «Сатирикон», правда, это была пьеса Ионеско – поэтому там два «т» на конце. Я очень любил тот спектакль. Для меня начинался новый этап в жизни. В 2009 году спектакля не стало. Для меня в этой пьесе, как ни странно, закодировано некое НАЧАЛО. Может, поэтому я вновь вернулся к ней, хотя, конечно, это две совершенно разные истории.

Юрий Бутусов

P.S. Эти два абсолютно разных спектакля объединяет только одна музыкальная тема. Это мой привет ребятам из «Сатирикона» и тому счастливому времени.


Режиссер намеренно разрушает нарратив, да так, что и та часть зрителей, которая должна бы быть в курсе шекспировских событий, начинает сомневаться в собственном знании этой трагедии. В спектакле она урезана и перемонтирована. Ключевые сцены соблазнения к преступлению и рефлексии героев идут повторами в разной стилистике. Главной здесь оказывается не интрига преступления и борьбы за власть, а именно что рефлексия героев, которая и есть наказание за преступление. Неслучайно в одной из сцен леди Макбет окружена множеством зеркал. Трагедия превращается здесь в повторяющийся, фантасмагорический кошмар. На королевском пиру собираются окровавленные мертвецы, за один стол с ними садятся лев и медведь; идет дождь и звучит «Битлз». Барочная избыточность образов в одной сцене здесь легко уживается с их аскетичностью в другой.

газета «Коммерсант»


Это совсем не нарративный театр, и то, что он сообщает, он сообщает не фабулой и диалогами. Его результат не знание, но впечатление и переживание. Вот и спектакль Бутусова устроен по законам музыки, его логика – логика сна. И не нужно допытываться, почему в пустоте стоит дверь без стен с надписью мелом «Школа № 1»; кто такой смешной уютный обыватель, у которого злобная спутница выдергивает из уха наушник с привычной музычкой; почему сцена, когда придворные с утра обнаруживают убитого короля, превращена в издевательский пир накрашенных уродов, на который является еще и плюшевый медведь (ростовая кукла), вальсирует с одной из дамочек, а потом ее насилует; почему на труп Банко из-под колосников долго и опасно сбрасывают автомобильные камеры, почему… Какая разница почему, если – завораживает.
Режиссер растягивает сценическое время так, что оно почти рвется, и сжимает до головокружительных скоростей.

газета «Деловой Петербург»


У спектакля нет сценографа, его визуальный ряд творится из ничего – буквально: черная сценическая коробка раздета донага. На ленсоветовских складах отобрали кое-какую мебель: офисные стулья, дверной косяк, раздолбанное пианино, зеркала от гримировальных столов. Положить на козлы щиты, покрыть скатеркой – вот и пиршественный стол. Заставить леди Макбет ездить по кругу на игрушечной лошадке-велосипеде – вот и безумие. Костюмы тоже из подбора, но выглядят очень выразительно. Изощренная игра фактурами: обнаженные юные тела и струящиеся волосы ведьм, мужские торсы, залитые потоками бутафорской крови, размашистый кафешантанный макияж, мокрые пряди, сверкающий хрусталь, резина автомобильных камер, лавиной с колосников заваливающих сцену.

газета «Ведомости»


Современнейший спектакль, но не на уровне газетных формулировок, а на уровне всесокрушающего ритма. Замечательный документ о биении современной жизни, об этом холодном безумии, об этой яростной шизофрении, о мире, одержимом бесконечным рэпом. Один из главных лейтмотивов спектакля – ветер, под порывами которого трепещут и содрогаются люди, как трепещет подвластное ветру белье во дворе, которое вывешивают сушить на веревках.

блог «Петербургского театрального журнала»


Этот спектакль с провокационным названием явно расколет аудиторию: одни увидят в нем предвестие театра будущего, другие – неумение, непрофессионализм, разрушение канона. Режиссер Юрий Бутусов, продолжая свой шекспировский цикл, подошел к черте, за которой таится крушение формы, бессистемность, необходимость уйти от логики сюжета, нежелание вообще что-либо внятное рассказывать зрителю. Вместо этого актеры Бутусова только транслируют чистую, бешеную энергию в зал. В Санкт-Петербурге, где идет этот «Макбет», фанаты даже готовы превратить партер в дискотеку: в момент коллективных экстатических танцев с участием самого режиссера зрители пускаются в пляс, солидаризируясь с артистами. Это, безусловно, расширяет горизонты влиятельности театра, но кому-то может показаться кощунственным. Главная актерская ценность постановки – роль леди Макбет, решенная Бутусовым и актрисой Лаурой Пицхелаури как долгий пластический номер, где тело актрисы настолько чувственно, гибко и совершенно, что ее танец превращается в мысль, в иероглиф. В этой роли запрограммирована крайняя степень телесного присутствия, напряжения мускулов и воли – такое ощущение, что еще одно движение, и актриса рухнет без дыхания на подмостки.

Павел Руднев















Уильям Шекспир

Макбет. Кино.

Театр им. Ленсовета, Санкт-Петербург
Номинации на Премию «Золотая Маска» 2014г. - «Лучший спектакль в драме, большая форма», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая женская роль» (Лаура Пицхелаури), «Лучшая роль второго плана» (Александр Новиков)

Режиссер: Юрий Бутусов
Балетмейстер: Николай Реутов
Звукорежиссер: Екатерина Павленко

Артиcты: Роман Кочержевский, Григорий Чабан, Иван Бровин, Лаура Пицхелаури, Виталий Куликов, Олег Фёдоров, Александр Новиков, Роман Баранов, Всеволод Цурило, Евгения Евстигнеева, Анастасия Дюкова, Наталья Шамина, Мария Синяева

Продолжительность 5 ч.10 мин.


Возрастная категория 18+