Деклан Доннеллан издавна славится своим редким умением о сложном рассказывать просто, снимать с пафосных котурнов классику – в особенности Шекспира, человеческие слабости и пороки показывать на сцене участливо, без гнева и пристрастья, а лучшие побуждения – нежно и естественно. Самые путаные сюжеты он словно «раздевает», освобождает от предрассудков и театральных красивостей, делая их внятными и доступными. «Мера за меру», кажется, прекрасный объект для Деклана Доннеллана – запутанная драма, не комедия и не трагедия, пьеса с весьма противоречивыми мотивировками и произвольными внутренними поворотами.
В нынешней версии «Меры за меру» ключевым сценическим образом стал народ. Толпа горожан выходит к публике из глубины сцены в самом начале спектакля, и в ней можно разглядеть самых разных персонажей. Толпа вроде бы современная, хочется сказать «московская», но важно даже не это, а то, что она растерянная, мятущаяся, сплоченная общим испугом.
Все действующие лица истории выходят из этой толпы и в нее же возвращаются – меняя состав, она остается не просто главным действующим лицом, но и в каком-то смысле элементом сценографии. Толпа, пробегая по сцене, каждый раз выполняет роль «монтажной склейки».

газета «Коммерсант»


Как всегда у Доннеллана и его постоянного сценографа Ника Ормерода, пространство предельно аскетично. На сцене – стоящие в глубине громадные красные кубы, которые передвинутся и раскроются лишь к финалу. Из предметов интерьера – стол да пара стульев, способные обозначать и кабинет венского наместника Анджело, и отделение полиции, и переговорную комнату в тюрьме. На смену места действия намекают помимо текста только перемены света да передвижения актеров. Язык спектакля Доннеллана – условность почти не знавшего декораций шекспировского театра, помноженная на современные представления о сценической простоте.
Доннеллан создает узнаваемый портрет тоталитарного общества, где нет места личности и есть одна толпа, похожая на стадо; где и монастырь, и площадь, и бордель – просто разные камеры в одних и тех же застенках. Все герои перемещаются по сцене тесной кучкой, в каждом следующем эпизоде кто-то из них выбегает вперед и внезапно оказывается в центре внимания, но точно так же на его месте мог бы быть и кто-то другой. Здесь так и не будет ни одного эпизода, где кому бы то ни было удастся поговорить наедине: толпа будет дружно стоять и наблюдать за каждым событием. Все происходит у всех на виду, скрыться некуда. Секретов никаких, все все знают, но именно поэтому никто не говорит об этом ни слова и не протестует. Вот оно, общество страха – разве не узнаваемо?

интернет-издание «Gazeta.ru»

Хронотоп постановки Деклана Доннеллана можно определить как «здесь и всегда».
Перевод Осии Сороки придает речам шекспировских героев современный ритм, но при этом никак не вульгаризирует ни смысл, ни строй речи. Возникает странное чувство. Ты явно слышишь дебаты дня сегодняшнего – о необходимости ужесточить и покарать (или, наоборот, вспомнить о милосердии и о толерантности). Но диспутанты как-то вдруг и резко выросли и обрели мудрость. Персонажи в «Мере за меру» Доннеллана рассуждают на темы суда и тюрьмы, упадка нравственности и необходимости ужесточения наказаний всем нарушителям. Но обсуждают их на уровне Шекспира.
Главная мысль подается с английской сдержанностью, почти впроброс, без всякого нажима и курсива. Эскалацию насилия, эскалацию мести и злобы, эскалацию взаимной ненависти может остановить только прощение, только милосердие, только желание и умение найти в чужой вине отголосок своей.

газета «Новые известия»


Участник Регионального фестиваля «Театральный синдром» в Красноярске



Уильям Шекспир

Мера за меру

Театр им. А.С. Пушкина, Москва и Театр «Cheek by Jowl», Лондон, Великобритания
Премия «Золотая Маска» 2015г. - «Лучшая работа художника по свету»
Номинации на Премию - «Лучший спектакль в драме, большая форма», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая работа художника», «Лучшая мужская роль» (Андрей Кузичев)

Перевод: Осия Сорока
Режиссер: Деклан Доннеллан
Художник: Ник Ормерод
Художник по свету: Сергей Скорнецкий
Композитор: Павел Акимкин
Хореограф: Ирина Кашуба

Артисты: Александр Арсентьев, Юрий Румянцев, Андрей Кузичев, Александр Феклистов, Петр Рыков, Александр Матросов, Сергей Ланбамин, Иван Литвиненко, Николай Кисличенко, Игорь Теплов, Алексей Рахманов, Анна Халилулина, Эльмира Мирэль, Анастасия Лебедева

При участии Культурных центров The Barbican, Лондон, Великобритания, Les Gémeaux/Sceaux/Scène National, Париж, Франция, и Centro Dramàtico Nacional, Мадрид, Испания

Продолжительность 1 ч. 50 мин.


Возрастная категория 18+