У нас почему-то относятся к героям, как к неживым людям: как будто не из мяса и костей они сделаны, и чувств, свойственных человеку, у них нет, ни в чем они не сомневаются, ни о чем не задумываются. Все они такие великие, героические. Такие руководящие, направляющие. Такие вот они «герои», «великие люди».
И когда вдруг встретился текст, в котором все наоборот, я очень обрадовался. Оказалось, что историю гомеровского Одиссея можно рассказать простым, понятным языком. Рассказать историю семьи: Одиссея – отца, Пенелопы – мамы, Телемаха – их сына. Историю странствий и ожидания. Рассказать о том, как это сложно – ждать и надеяться, и как это радостно – быть вместе.

Алексей Лелявский


Режиссер Алексей Лелявский меняет представление о древнегреческом мифе как о чем-то доисторическом, чуждом сознанию человека XXI века.
Предание о великом герое, который уходит на войну и возвращается к своей семье лишь много лет спустя, разыгрывают на почти пустой сцене небольшого театрика два актера. Говорят современным языком, с шутками, иронией. Место действия обозначают лишь в начале спектакля: на словах «Древняя Греция» застывают в позах, напоминающих изображения на вазах. Это делается больше в шутку, ведь в спектакле Лелявского миф об Одиссее не привязан к своему географическому происхождению. Режиссер создает некий архетип, понятный нам, жителям другой культуры, спустя тысячелетия. Он заново придумывает историю, которая повествует не столько об известном воине, сколько об обычном мужчине, который не хочет никуда уезжать от своей семьи, но вынужден это сделать. Это рассказ о человеке, который очень хочет домой, но попасть туда ему не так-то просто. О муже, который поддается искушению и изменяет супруге, хотя, как комментирует один из артистов, «ему следовало подумать о Пенелопе». Сближение с современностью происходит через поведение артистов-рассказчиков. Это далеко не «гомеры», не летописцы, которые лишь безэмоционально фиксируют происходящее. Наоборот, они не скрывают своего отношения к тому, что сами же разыгрывают на сцене с помощью кукол.
Основной реквизит, с которым работают актеры, – четыре бочки. То они исполняют роль ритуальных бубнов, с помощью которых нагнетается тревожная атмосфера, то они, перекатываясь от стены к стене, создают картинку бушующего моря. Но главное – это место действия кукол, белых длинноносых деревянных фигурок, с болтающимися руками и ногами. Они изображают действующих лиц старинного мифа. Актеры работают с ними в «открытом приеме».
События первоначального мифа на сцене воплощают выборочно. Актеры разыгрывают лишь самые реалистичные эпизоды (если, конечно, у мифа могут быть «более» или «менее» реалистичные эпизоды). Например, зрителям рассказывают о приключении с циклопом, о встрече с волшебницей, с многоголовыми чудовищами и историю со священными быками. А вот совершенно фантастичный на этом фоне эпизод с посещением царства мертвых остается за скобками. Да и заканчивается «Одиссей» у Лелявского не как у Гомера – новыми скитаниями героя, а как любая современная комедия или мелодрама – хэппи-эндом.

интернет-проект «Start Up»


Постановка Алексея Лелявского попадает под категорию 12+, но и лет с десяти ее вполне можно смотреть, потому что известный древнегреческий миф изложен ясно и чисто. Последнее слово как-то особенно просится на язык при описании этого спектакля. Чистое черно-белое пространство (из всех декораций – только железные бочки), два актера в черном, два десятка кукол – в белом, чистая речь, ровное повествование и даже отступления от него (шутки) – аккуратные и целомудренные. Рассказчики иронизируют над героями, но получается это у них как-то мягко и вежливо. Они излагают две точки зрения на историю: со стороны Одиссея и со стороны его сына, Телемаха. Громкого столкновения не возникает, но озвучиваются вопросы, которые наверняка (ведь наверняка же!) возникали у каждого из нас при чтении. Почему после первого подвига Одиссей не вернулся домой? Он приятно провел время на острове Цирцеи, но как же Пенелопа?! И очень по-житейски разыграна сцена между супругами, когда на вопрос Пенелопы: «Ты изменял мне?» Одиссей бормочет что-то вроде: «Ой, да что ты, пошли спать». А в ее следующем коротком ответе слышна мудрость всех женщин, принимающих назад своих хитрецов-одиссеев после их всевозможных подвигов.

журнала «Ваш досуг»


Направление сторителлинга в российском театре становится все популярнее. Его поклонники говорят, что таким способом детей легче привлекать к чтению классической литературы. А когда за дело берутся кукольники, то у них «рассказывание истории» превращается в комикс, ведь дело не ограничивается занимательным следованием сюжету. Режиссер Алексей Лелявский и художник Александр Вахрамеев из Минска привыкли замечать едкий сарказм и в сказках братьев Гримм, и в пьесах Чехова, а уж обнаружить юмор в античной мифологии им не составило большого труда. Одна комната, два молодых актера, две бочки и десятки кукол – скупые средства выразительности этого «Одиссея». Непропорционально тонкорукие или карикатурно курносые, чаще плоские, чем объемные, черно-белые с редкими цветовыми пятнами – эти куклы никак не могут быть серьезны. Тем более, что сегодня они иронизируют по поводу своего античного происхождения от героев древнегреческой вазописи.

Алексей Гончаренко


Участник Международного фестиваля театров кукол «Петрушка Великий», Екатеринбург − специальный диплом жюри «За театральное просветительство»



Одиссей

Театр «Karlsson Haus», Санкт-Петербург
Номинации на Премию «Золотая Маска» 2015г. - «Лучшая работа режиссера», «Лучшая работа художника»


Участник программы «Russian Case» Фестиваля 2015 года

история странствий и ожидания

Режиссер: Алексей Лелявский
Художник: Александр Вахрамеев
Композитор: Егор Забелов

Актеры: Алексей Шишигин, Михаил Шеломенцев, Иван Забашта, Илья Лисицын

Продолжительность 1 ч. 20 мин.


Возрастная категория 12+