С екатеринбургской труппой мы очень долго и тщательно готовились к премьере «Летучего голландца», в этом мне помог опыт работы над постановками Вагнера в Мариинском театре в Санкт-Петербурге. Я счастлив, что русские музыканты способны понять и прочувствовать эту великую музыку.
Вагнер для меня очень многое значит. И даже не потому, что я имею отношение к германской культуре, и сам родился в Дрездене, откуда родом этот композитор. Опера Вагнера – это волны, ветер, ураган, это музыка стихии. И даже если этой стихии не будет видно на сцене, ее будет слышно. Я разделяю идею сценографии в режиссуре Каррена. В «Летучем голландце», который мы ставили в Мариинском театре, декорации классические – на сцене ясно угадываются корабль, волны – это тоже красиво. Но и современный язык театра мне понятен. Тем более, главное в опере – музыка.

Михаэль Гюттлер


Думаю, наш спектакль получился не совсем обычным. Опера Вагнера, написанная им в XIX веке, до сих пор современна. И сегодня требуется поставить ее так, чтобы она прозвучала актуально. При этом нельзя точно сказать, в каком году происходит действие, ведь каждая эпоха имеет связи и с будущем, и с прошлым. «Летучий голландец» – это история о любви, свободе и долге. А еще о том, что если ты идешь против толпы, то нужно быть очень сильным.
Своей оперой Вагнер дал массу новых идей композиторам, которые шли за ним следом. «Летучий голландец» задал новый образец – и все с этого момента начали писать иначе. Так был открыт новый путь в музыке.

Пол Каррен

Самый большой секрет «Летучего голландца» в том, что это хорошая опера. Для того чтобы рассказать эту историю, мне не требовалось использования каких-то особенных визуальных средств. С моей точки зрения, художественная идея спектакля должна, в первую очередь, представить содержание оперы, правильно донести его до зрителя. Ничего шокирующего не будет. В опере драматический сюжет и невероятно экспрессивная музыка. При этом спектакль довольно короткий. Одним словом, сплошные плюсы для публики.
Мы стремились к тому, чтобы сценография создала определенную атмосферу для восприятия. На сцене – два крупных объекта, которые работают как трансформеры – их можно разворачивать в разные стороны, на их основе можно построить несколько различных конфигураций. Там есть большие ворота и маленькие дверцы, очень высокие лестницы. Актеры могут быть как внутри, так и снаружи объектов. Все это выглядит мистично.

Гэри Макканн

Отлично сыгранная, слаженная команда сработала спектакль, лаконичный по визуальному ряду и роскошный по музыкальному исполнению. В спектакле господствует сумрачный, монохромный колорит; сцена окутана клубами тумана. Минималистические ребристые конструкции предоставляют простор для зрительских интерпретаций; это два корабля, укрывшихся в бухте во время шторма; или дома, обступающие площадь в рыбацком поселке; или стены пошивочного цеха, в котором стрекочут старинные швейные машинки Зингера.
Спектакль развивается просто и естественно, без пережима и шокирующих придумок. На первый план выходит музыка Вагнера: восхитительно бурливая, полная выспренней, чисто романтической риторики, она по-настоящему захватывает.
Опера полна эффектных номеров – и дирижер Михаэль Гюттлер преподносит их с должной мерой пафоса.

газета «Ведомости»

Режиссер Пол Каррен и художник Гэри Макканн при выборе концепции ориентировались на вагнеровский эпиграф «В ночи и в нужде… через тернии – к звездам». Атмосфера – сумрачная, порой пугающая, порой, наоборот, манящая в свои бездонные пространства – словно выпускает из своих щупалец скитальца, проклятого бессмертием, но лишенного всего человеческого – дома, добра, тепла, любви и прочего. В финале, держа на руках погибшую Сенту, он выходит на берег, освещенный лучами заходящего солнца, и эта метафора спасения, конечно, работает. Ржавые железные конструкции, служившие и кораблем Даланда, и пошивочным цехом на берегу, уходят в тень, оставляя только мощную фигуру главного героя, наконец (несколько против либретто) обретшего Жизнь.

«Независимая газета»


200-летний юбилей Рихарда Вагнера, конечно, затронул и программную политику российских театров – во многих из них оперы великого реформатора были поставлены впервые. В частности, за столетнюю историю Екатеринбургского театра оперы и балета «Летучий голландец» не ставился ни разу. Режиссер Пол Каррен и художник Гэри Макканн при выборе концепции понимали, что от них ждут не столько неожиданных решений, сколько внятного прочтения авторского замысла, и в качестве ориентира выбрали вагнеровский эпиграф «В ночи и в нужде… через тернии – к звездам». Открытие этого сезона – молодой солист театра Александр Краснов, который впервые попал в шорт-лист «Золотой Маски», причем дважды. Первую номинацию певцу принесла партия Голландца, вторую – партия Яго в спектакле Мариинского театра «Отелло». Безусловно, самая сильная сторона екатеринбургского «Летучего голландца» – музыкальная, работа дирижера Михаэля Гюттлера безо всяких скидок претендует на статус лучшей интерпретации Вагнера последних лет.

Марина Гайкович


Спектакль отмечен Свердловской областной театральной премией «Браво!» в номинациях «Лучший спектакль в музыкальном театре», «Лучший дирижер-постановщик», «Лучшая роль второго плана в опере» (Гарри Агаджанян)



Рихард Вагнер

Летучий голландец

Театр оперы и балета, Екатеринбург
Номинации на Премию «Золотая Маска» 2015г. - «Лучший спектакль в опере», «Лучшая работа дирижера», «Лучшая женская роль» (Ирина Риндзунер), «Лучшая мужская роль» (Александр Краснов)

опера в 3-х действиях
Либретто Рихарда Вагнера по народной легенде и новелле Генриха Гейне «Из мемуаров господина фон Шнабелевопского»

Дирижер: Михаэль Гюттлер
Режиссер: Пол Каррен
Художник: Гэри Макканн
Хормейстер: Эльвира Гайфуллина
Художник по свету: Евгений Виноградов
Артисты: Александр Краснов, Гарри Агаджанян, Ирина Риндзунер, Ильгам Валиев, Татьяна Никанорова, Николай Любимов

Исполняется на немецком языке с русскими титрами

Продолжительность 2 ч. 40 мин.


Возрастная категория 12+