Как о чем? Все просто. О любви. О том, что еще есть на этой земле такая любовь, которая не уничтожается ни «приворотным зельем», ни деньгами, ни властью, ни смертью, ни пытками.

Андрей Могучий


Жанр спектакля можно парадоксально определить как трагический капустник, внешне якобы импровизационный, но железно, до мелочей, продуманный изнутри. Постановщик выворачивает напоказ изнанку действия, и это усиливает ощущение спонтанности происходящего.
Режиссеру, при его равнодушии к оперной традиции, к «нафталину» буквального театрального историзма, удалось главное. Могучий, со всеми вывертами и подковырками, прочел «Царскую невесту» традиционно, как психологическую драму.

интернет-издание «Gazeta.ru»


Режиссура обеспечила современное, антитеатральное поведение артистов. В этом действии, в этих мизансценах, в этих костюмах им удобно петь правдиво. В результате звучание оркестра, пение, сценическое действие персонажей насквозь психологичны. Мизансцены организуют чувства, чувства поддерживают достоверность пения. И это, обратным обычному для оперы ходом – со сцены в оркестр, настраивает звучание оркестра на правдоподобие живого театра, на интонацию чувственных разговоров, ссор, обид, любовного отчаяния, мстительности, вины. Человеческие чувства спеты именно в пропорциях человеческих чувств. Музыка Римского-Корсакова интерпретирована как психологическая драма, звучащая в вокале и в оркестре, – темпово, ритмически, по характеру звучания инструментов, по богатству оттенков, по мягкости звука, по снижению уровня эффектности, которую традиционно обнаруживают в партитуре. Персонажи окружены инсталляциями от АХЕ, заменяющими те компоненты оперы, которые правдивым образом передать невозможно, вот и сделаны они в немыслимом масштабе условными. Пусть лубок остается лубком – рутинное оперное вранье с его претендующим на серьезность историческим реквизитом и романтическими злодеяниями подавило бы тонкую ткань человеческих отношений, пропетых солистами. Условность остается очевидной условностью и в этом спектакле разводится с живой достоверностью гораздо дальше, чем обычно.
Авторы спектакля интерпретируют «Царскую невесту», конечно, не как житейскую историю, а как миф. Их миф – живой.

«Петербургский театральный журнал»


В сaмой мелодраматической опере Римского-Корсакова речь идет о любви, точнее, о любовях – счастливых, несчастных, невинно-детских, темно-грязных, разных. Вместе со своим художником Максимом Исаевым Андрей Могучий не забывает усмехнуться инфляции этого понятия. Но сама возможность искреннего человеческого чувства при этом не подвергается никакому сомнению.

интернет-издание «Colta.ru»


«Царская невеста» Римского-Корсакова неожиданно стала одной из самых востребованных опер – это название каждый сезон возникает в репертуарных планах театров: наверное, потому что позволяет и «антикварную» интерпретацию, как в Большом театре, где восстановили знаменитые декорации Федоровского, и авторскую – как в спектакле Михайловского театра. Режиссер Андрей Могучий и его соавтор художник Максим Исаев создают некую реальность, на гранях которой – размышление о том, что такое опера, в сердцевине – история о любви в условиях тоталитарного режима. Режиссер иронизирует над этой опереточной «любовью до гроба», поднимая Марфу и Лыкова, идеальную пару, на увитую цветами лестницу и зажигая бродвейские лампочки. Но всегда есть подтекст, всегда – второй план, и эта шаткая лестница вмиг распадается и становится катафалком, а вопрос «что есть любовь?» звучит уже не так прямолинейно и банально. Что каждый готов принести ей в жертву? Чистая любовь Марфы однажды спасет мир. А страстное – и страшное – чувство, что испытывают Грязной и Любаша, – погубит. Эта постановка – редкий сегодня случай, когда постановщики работают в авангардной стилистике драматического театра, не отступая от композиторского замысла.

Марина Гайкович



Николай Римский-Корсаков

Царская невеста

Михайловский театр, Санкт-Петербург
Номинации на Премию «Золотая Маска» 2015г. - «Лучший спектакль в опере», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая работа художника в музыкальном театре»

опера в 3-х действиях

Музыкальный руководитель и дирижер: Михаил Татарников
Режиссер-постановщик: Андрей Могучий
Художник-постановщик, художник по костюмам: Максим Исаев
Художник по свету: Александр Кибиткин
Главный хормейстер: Владимир Столповских
Хореограф: Мария Большакова
Хормейстеры: Сергей Цыпленков, Алексей Дмитриев
Дирижер-ассистент: Алексей Ньяга
Ответственный концертмейстер: Мария Копысева
Концертмейстер: Мария Микиртумова
Ассистенты режиссера: Маргарита Куницына-Танкевич, Вячеслав Калюжный
Музыкальный консультант: Владимир Горячих

Артисты: Светлана Мончак, Ирина Шишкова, Марина Трегубович, Ирина Михайлова, Анастасия Виноградова-Заболотская, Виктория Войтенкова, Александр Кузнецов, Евгений Ахмедов, Карен Акопов, Олег Балашов, Андрей Гонюков, Владимир Чижонков, Михаил Иванов, Иван Спичко.

Детский хор телевидения и радио Санкт-Петербурга
Художественный руководитель: Станислав Грибков
Дирижер (хормейстер): Игорь Грибков

Продолжительность 3 ч. 20 мин.


Возрастная категория 12+