К Шекспиру французская команда отнеслась без излишнего пиетета, трактуя сюжет его пьесы как извечный поиск «своей половинки». Шекспировской ренессансной Италии не было ни в сценографии Эрнеста Пиньон-Эрнеста, построившего подвижную белоснежную двускатную лестницу и шесть треугольных колонн, способных превращать сцену то в зал палаццо, то в лес, то в интимную спальню; ни у художника по костюмам Огюстена Дола Майо, представившего стильную черно-белую коллекцию с вкраплениями чистых цветов и легким намеком на историзм в виде пышных юбочек или элементов камзолов; ни тем более у самого хореографа, наделившего персонажей современной лексикой и почти бытовыми реакциями.
Взаимное восхищение постановщика и артистов переполняет этот ансамблевый балет, пенящийся пластическими пикантностями и переплетенный паутиной деталей – психологически точных и гомерически смешных.

газета «Коммерсант»


Хореограф, последние двадцать лет сочинявший спектакли только для своей труппы, сделал исключение для Большого – а Большой постарался договориться с наследниками Шостаковича, чтобы те разрешили нарезать вольный коллаж из музыки, которую композитор сочинял для кино. Из оркестровой ямы теперь доносятся мелодии, знакомые старшему поколению по фильмам: «Овод», «Одна», «Пирогов» и «Софья Перовская», а также «Песня о встречном» («Нас утро встречает прохладой»); на сцене же артисты с удовольствием строят рожи, дурачатся и раздают изящные пинки. Майо, воспитанный гламурной публикой Монако, старается во что бы то ни стало не утомить зрителя.
Двухактный спектакль отчетливо делится антрактом; до него на сцене царствует комедия или даже фарс, после – лирика с выраженной эротикой.

интернет-издание «Gazeta.ru»


Майо считает «Укрощение строптивой» одной из самых сексуальных пьес Шекспира и развивает именно эту тему. С ним заодно художник Эрнест Пиньон-Эрнест. Об этом свидетельствуют сценографические доминанты – трансформирующие пространство полукруглые лестницы-пандусы и взметнувшиеся ввысь остроконечные колонны. Недвусмысленные символы. В этой истории вообще все прямолинейно. Постановщик декларирует: «Катарина и Петруччо вовсе не такие сложные, как кажется». Игра ума, дуэль остроумий превращается в силовую борьбу двух юных созданий пусть с чистой, но неразвитой душой. И с неизощренной сексуальностью. Тем трогательнее, тем прекраснее остановленные (герои в буквальном смысле замирают) мгновения, когда в их колючих сердцах рождается любовь. На этот раз нет обычной у Майо интонационной и эмоциональной нюансировки, выраженных в пластике тонких психологических мотиваций. Поверхностность и однозначность, отсутствие вторых планов – не недостатки, а родовые признаки этого спектакля, абсолютно укорененного в сегодняшнем дне.
Спектакль веселый и динамичный. Полон иронии. Дополнительный комический эффект высекается из столкновения происходящего на сцене с музыкальным сопровождением.

«Независимая газета»


Участник Фестиваля «Год России в Монако», номинант Премии «Benois de la danse» 2015 года



Укрощение строптивой

Большой театр, Москва
Премии «Золотая Маска» 2015г. - «Лучший спектакль в балете», «Лучшая женская роль» (Екатерина Крысанова), «Лучшая мужская роль» (Владислав Лантратов)
Номинации на Премию - «Лучшая работа дирижера», «Лучшая работа хореографа», «Лучшая мужская роль» (Сергей Чудин)

балет в 2-х действиях по пьесе Уильяма Шекспира

Музыка: Дмитрий Шостакович
Драматург: Жан Руо
Хореограф: Жан-Кристоф Майо
Ассистент хореографа: Бернис Коппьетерс
Сценограф: Эрнест Пиньон-Эрнест
Художник по свету и видеопроекции: Доминик Дрийо
Художник по костюмам: Огюстен Дол Майо
Ассистент художника по костюмам: Жан-Мишель Ленэ
Дирижер: Игорь Дронов

Артисты: Екатерина Крысанова, Владислав Лантратов, Ольга Смирнова, Семен Чудин, Игорь Цвирко, Вячеслав Лопатин, Юлия Гребенщикова, Артемий Беляков, Анна Тихомирова, Георгий Гусев

Артисты балета Большого театра

Продолжительность 2 ч. 5 мин.


Возрастная категория 16+