Через семь дней после начала репетиций по тексту Гольдони «Слуга двух господ» я заскучал и решил отключить логику – довериться импульсам, плыть по течению собственных ассоциаций. Чем дальше я двигался в своих снах, тем яснее исчезали контуры пьесы: я погружался в другой рассказ, который и вел меня.
Получилось то, что получилось – рефлексия о самом себе, о театре и кинематографе, о массовой культуре и о запредельно-космическом. О том, что чувствуют молодые люди. О том, что театр – это dream, сон, другая реальность, я напоминаю и себе, и людям, которые делают театр, и зрителям. Так что welcome to Zholdak Dreаms!

Андрий Жолдак


Если коротко, то Андрий Жолдак делает с пьесой Гольдони почти то же, что и великий Джорджо Стрелер, в середине XX века подмешавший к ней долю масскульта и начавший с нее свой «театр для людей». Разница в том, что жолдаковский масскульт – новейшего космического замеса. Как в фильме «Интерстеллар»: на Земле все вытоптано и нечем дышать – надо осваивать новые миры. Вот так и в театре: режиссеры ищут новые возможности для воплощения истоптанных сюжетов – чтобы зажили и задышали, пусть хоть на другой планете.

газета «Коммерсантъ»


Но на этот раз Жолдак, не оставляя своей обычной манеры вольно громоздить образы один на другой, решил пуститься в объяснения: значительная часть его нового спектакля посвящена тому, как, собственно, устроен сам театр. Любой театр. Он честно (словами!) предупреждает о том, что происходящее на сцене – не есть жизнь. Он изначально лишает действие каких-либо связей с бытовым правдоподобием, разгоняя спектакль буквально до космического масштаба. Пролог повествует о «темной стороне Луны» и о неземной музыке, услышанной космонавтами. «Космическая музыка возвращается!» – торжественно объявляют публике два «диктора-дублера», позднее озвучивающие всех персонажей спектакля. И столь же торжественно, ликующе и трепетно провозглашают появление неких невиданных существ: «Они приближаются. Они проходят сквозь текст Гольдони…».
Это заявление так бесстрашно и наивно, что впору лишь восхититься его откровенностью, ибо так и есть: настоящие театральные образы не «отражают» реальность фотографически, а снисходят откуда-то с неведомых вершин и, проходя сквозь авторский текст, воплощаются в персонажей. Этому посвящены тома театроведческих исследований и целые театральные системы. Шутка Жолдака в том и состоит, что в его спектакле все это происходит буквально. Он и в самом деле выпускает на сцену безымянные «сгустки космической энергии».
В спектакле Жолдака эти агенты неземного вторжения названы Черными Ангелами. Тут вроде бы намечается стилистический сбой (ангелы и инопланетяне все-таки из разных рядов) – но на самом деле нет. Важно, что отдающие лихим безумием рядом с комедией Гольдони игры в кибер-панк, на деле оказываются тесно связанными с самыми глубокими корнями итальянской комедии масок. То есть умело и грамотно поставить популярный сюжет о слуге двух господ — с переодеваниями, интригами и путаницей – еще не значит гарантированно «добуриться» до этих глубин. А Жолдаку, нелепо, странно, фантастически причудливо воспарившему в космос, это удалось. Чуткая отстраненность, пренебрежение законами гравитации, гипнотическая смена ритма – пожалуй, лучшее, что сделано Жолдаком в спектакле. Созданный им мир причудлив и плотен, его границы неведомы, его правила таинственны и волнующи.

газета «Санкт-Петербургские ведомости»


Спектакли Андрия Жолдака – это всегда сугубо авторский театр, где литература – лишь один из источников вдохновения режиссера. Жолдак из тех, кто настаивает на самостоятельности и свободе театра: сценическое действие живет по своим, иногда совсем неочевидным, законам.
В основе спектакля БДТ – расхожий сюжет комедии дель арте, когда-то превращенный Карло Гольдони в большую литературу, столетиями востребованную сценой. История молодых возлюбленных и ловкого слуги Труффальдино в спектакле Жолдака, решенном в жанре сюрреалистических снов, превратилась в увлекательную игру с культурными кодами. Старинная фабула, лишившись романтического венецианского обаяния, вставлена в рамку типичного современного блокбастера: Жолдак не только озвучил многочисленных персонажей чужими, «киношными» голосами, но и украсил спектакль футуристическими картинами, отсылающими то к «Звездным войнам», то к «Матрице». Сюжет Гольдони дробится и деформируется под тяжестью сюжета, придуманного режиссером: ходом событий управляют два черных ангела, выискивающих в старой сказке непонятные им чувственные механизмы. Помимо карнавальной праздничности и энергии, идущей от молодых актеров БДТ, спектакль интересен и как исследование: сталкивая чуждые друг другу культуры, Жолдак как будто бы проверяет на прочность связь времен, тестирует герметичность старого искусства, которое нельзя оживить механическим воспроизведением.

Анна Банасюкевич


Номинации на Высшую театральную премию Санкт-Петербурга «Золотой софит» за лучший спектакль на большой сцене, работу режиссера, роль второго плана, за лучший актерский ансамбль. Специальный приз экспертного совета (Полина Дудкина и Сергей Стукалов)



Zholdak Dreams*: похитители чувств

Большой драматический театр им. Г.А. Товстоногова, Санкт-Петербург
Номинации на Премию «Золотая Маска» 2016г. - «Лучший спектакль в драме, большая форма», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая работа художника», «Лучшая работа художника по костюмам», «Лучшая роль второго плана» (Сергей Стукалов)

по мотивам пьесы Карло Гольдони «Слуга двух господ»

Режиссер и автор драматического сценария: Андрий Жолдак
Сценография: Андрий Жолдак, Даниэль Жолдак
Художник по свету: Андрий Жолдак
Ассистент художника по свету: Иван Халтурин
Художник по костюмам: Даниэль Жолдак
Автор звукового и музыкального оформления: Сергей Патраманский
Видеооператор: Даниил Захаркин

Артисты: Елена Осипова, Иван Федорук, Максим Бравцов, Андрей Аршинников, Елена Калинина, Александра Куликова, Дмитрий Мурашев, Семен Мендельсон, Николай Горшков, Ольга Семенова, Александра Магелатова, Надежда Толубеева, Полина Дудкина, Сергей Стукалов

Продолжительность 3 ч.


Возрастная категория 18+