Когда я, иностранец, посещаю российскую глубинку, у меня часто складывается впечатление, что люди там не считают свои города, и, может быть, даже свои жизни, настолько же ценными, «настоящими», как жизни людей в столичных городах – в Москве и Санкт-Петербурге. Это – повторяющаяся культурная «фигура речи», которую мы также часто встречаем в русской литературе – знатные люди не хотят жить в своих имениях в деревне, предпочитая столицу (к примеру, известный призыв чеховских трех сестер «В Москву! В Москву!»…)
В этом смысле мне очень важен конфликт, описанный в пьесе «Трамвай «Желание», – между идеалом и материальной реальностью: между тем, каким мир должен быть, и тем, каким он является. После потери семейного особняка высокообразованная Бланш вынуждена переехать в Новый Орлеан и жить там со своей сестрой и ее мужем, необразованным рабочим парнем Стэнли Ковальски. Ее приезд ведет к ряду ссор и столкновений, поскольку уже только одним своим присутствием она дает понять остальным персонажам, что они недостаточно хороши для нее, что в свою очередь, приводит к агрессии против Бланш тех, от кого она дистанцируется. Грустно то, что, похоже, нет шанса, чтобы она, действительно, могла войти в это общество, найти в нем свое место, потому что она даже не рассматривает никакой возможности дать и себе, и людям шанс. Бланш не видит того, что есть перед ней в действительности, она только видит то, чего нет, чего недостает.
Этот материал напрямую связан с конкретным городом в российской провинции, в данном случае – с Серовом. Историю Теннесси Уильямса можно даже представить как продолжение пьесы Чехова «Три сестры» (как если бы Ирине пришлось бы переехать в Серов и жить там с родственниками).

Андреас Мерц-Райков


Стэнли, каким его играет Петр Незлученко, – металлург-рокер (типаж, достаточно распространенный на Урале). Фронтмен рок-группы «Доменная печь». Большей частью эти металлурги-рокеры поют на языке, который считают английским, но дело не в словах, дело в витальной силе и брутальной энергии, которая волной накрывает зрительный зал.
Здесь живут тесно, громко, шумно, дружат так же яростно, как и ругаются, все на виду у всех, про прайвеси слыхом не слыхивали, и желание потрепанной дорогой и жизнью дамочки в розовом платье с откровенным декольте остаться одной вызывает законную обиду. Екатерина Райкова-Мерц, разумеется, делает не просто новый перевод великой пьесы Теннесси Уильямса, она работает как драматург спектакля, создавая версию, созвучную этому городу, этому ДК металлургов, где на правах не слишком любимого квартиранта обитает театр, этому зрительному залу, этой труппе.
Бытовая стихия в спектакля легко перетекает в игровую, брутальный уральский физиологизм – в брехтовское остранение и даже некий карнавал, когда за шестью планшетами-жалюзи, помеченными латинскими буквами, складывающимися в слово «Desire», то самое «Желание», можно обнаружить живых людей из плоти и крови (а также пота, мочи и спермы, без этого не обходится), но и одновременно вдохновенных лицедеев. Играющих про свое, но не только, кое-что от чужого (того, про что писал Уильямс) тоже остается, великий текст в любом переложении имеет свойство вести за собой живой театр.

«Петербургский театральный журнал»


Показ спектакля проходит при поддержке:














Теннесси Уильямс

Трамвай «Желание»

Театр драмы им. А.П. Чехова, Серов
Номинации на Премию «Золотая Маска» 2016г. - «Лучший спектакль в драме, большая форма», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая мужская роль» (Петр Незлученко)

Режиссер: Андреас Мерц-Райков
Ассистент режиссера и переводчик: Екатерина Райкова-Мерц
Сценография и костюмы: Надежда Осипова
Художник по свету: Антон Стихин
Музыкальный руководитель проекта: Данил Мерзляков

Артисты: Елена Федорова, Петр Незлученко, Екатерина Родина, Дмитрий Плохов, Марианна Незлученко, Евгений Вяткин, Алексей Наволоков, Светлана Виниченко, Дмитрий Самсонов, Ольга Хорук

Продолжительность 2 ч. 30 мин.


Возрастная категория 16+