Эту пьесу невозможно играть как классическое драматическое произведение, она требует другого подхода, другого инструментария. Мы много внимания уделяли движенческой практике. У нас это немного «балет повседневной жизни», где привычные нам вещи в своей зацикленности превращаются в танец. В нашей постановочной команде замечательный художник по движению Татьяна Гордеева. Это уже второй наш совместный спектакль. Ее задача – обеспечить высокую проводимость информации через тела артистов. Это не хореография, а скорее телесная практика.
Идея Ксении Перетрухиной точно отвечает моему замыслу. Дело не в стерильности пространства, а в том, как оно устроено. Там есть одно решение, принципиально меняющее все. Ну, например, как у Анатолия Васильева во «Взрослой дочери молодого человека» декорация сначала стояла фронтально, а Анатолий Александрович ее развернул в диагональ, таким образом создав два пространства: бытовое и небытовое. И наша декорация только делает вид, что она реалистичная. Но то, как она трансформируется, меняет наше восприятие. Сценографическая идея развивается и в работе Леши Лобанова – художника по костюмам, и композитора Сергея Невского, с которым я работаю впервые.

Марат Гацалов, интервью интернет-изданию «Театрал-online»
Гацалов показывает, как незаметно – в пустых разговорах и бессмысленных действиях – от нас сквозь пальцы утекает жизнь.
Художник спектакля Ксения Перетрухина выстроила на сцене стерильно белую икейскую квартиру. Герои совершают свой повседневный ритуал: моют руки, принимают ванну, переодеваются, накрывают на стол… Но благодаря хореографу Татьяне Гордеевой эти будничные, доведенные до автоматизма действия превращаются почти в танец. И не сразу мы осознаем, что мебель, стоявшая вплотную к зрительским рядам, незаметно отъезжает вглубь сцены, освобождая все больше и больше пространства, которое постепенно заполняется рядами одинаковых стульев, сушилок для белья, тарелок и приборов на столе. То есть Гацалову и Перетрухиной удалось создать на сцене ни много ни мало зримую модель времени – раскадровку напластования одинаковых дней, месяцев и лет.
Персонажи пьесы существуют тут во временной петле – в прошлом и будущем одновременно. Они находятся будто в разных измерениях, движутся по собственным, четко заданным, траекториям и почти не встречаются лицом к лицу. В этой эстетике серых будней есть определенная доля поэзии. Леша Лобанов одевает актеров в модные костюмы пятидесяти оттенков серого, а композитор Сергей Невский выстраивает шумовую партитуру из бытовых звуков, в самые патетические моменты добавляя к шуму воды и звяканью вилок немного фортепиано. Но все же комфортный и благоустроенный мир героев Макмиллана остается стерильно холодным, лишенным человеческого тепла. Они не столько живут, сколько заговаривают жизнь, переливая из пустого в порожнее куболитры слов. Самая расхожая фраза: «давай поговорим об этом». Ожидание события заменяет само событие, рефлексия заменяет реальность, от которой они всячески прячутся в хрустальных чертогах разума.

журнал «Театр», блог
Пьеса британца Дункана Макмиллана (в оригинале – «Легкие») хорошо известна европейскому театральному сообществу по спектаклю Кэти Митчелл в берлинском «Шаубюне». 40-летний Марат Гацалов – один из хедлайнеров современного российского театра и до недавнего времени – руководитель петербургской «Новой сцены». Ставил «новую драму», работал с современными художниками, композиторами и перформерами, но и с традиционным театром тоже, поскольку имеет талант создавать психологически точную картину жизни на сцене и улавливать пульс современного человека. «Дыхание», сделанное в соавторстве с композитором Сергеем Невским, художницей-концептуалисткой Ксенией Перетрухиной и хореографом Татьяной Гордеевой, представляет из себя удачную попытку поместить эмоции наших современников, молодой пары, испытывающей глобальный кризис в отношениях друг к другу и к миру в целом, в пространство, больше похожее на движущийся во времени арт-объект, чем на чисто театральное. Звуки, движения предметов, видеомэппинг, стерильная одинаковая одежда, аккуратно развешанная в шкафу, медитативность тона, с которым разговаривают мужчина и женщина друг с другом, – все в «Дыхании» работает как сложно устроенная машина, своей безличностью только подчеркивающая сомнение в будущем, которое остро переживают герои.

Кристина Матвиенко



На странице использованы фотографии Марии Зайвый

Дункан Макмиллан

Дыхание

Театр Наций, Москва
Премия «Золотая Маска» 2018 г. – «Лучшая работа художника»

Номинации на Премию «Золотая Маска» 2018 г. – «Лучший спектакль в драме, малая форма», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая женская роль» (Людмила Трошина)

Участник программы «Russian Case» Фестиваля 2017 года
Режиссер: Марат Гацалов
Художник: Ксения Перетрухина
Художник по костюмам: Леша Лобанов
Видеохудожник: Ася Мухина
Композитор: Сергей Невский
Художники по свету: Анна Третьякова, Алексей Фролов

Артисты: Людмила Трошина, Роман Шаляпин

Продолжительность 1 ч. 30 мин.

Возрастная категория 18+