Когда один человек противопоставляет себя человечности, гуманизму, когда допускает мысль, что ему все позволено – он сверхчеловек, он выше других, он имеет право на насилие. Он сам дал себе это право, индульгенцию на насилие, оправдывая это какими-либо высокими целями, идеями мессианства. Все это, в конечном счете, приводит к краху личности, деградации человека, потере человечности.

Эдуард Шахов
Пьеса Жанайдарова основана на реальных событиях: в основе – сюжет из криминальной хроники, рассказ о магазине одного из спальных районов Москвы, где хозяйка держала своих сотрудниц, приехавших на заработки из Средней Азии, на положении бесправных рабынь. В пьесе, материалом для которой служили многочисленные разговоры автора с сотрудниками правозащитных организаций, разбиравшихся в этом деле, множество отталкивающих, натуралистических деталей: вместе с героинями мы постепенно спускаемся на все новые и новые круги ада, каждый раз наивно предполагая, что хуже быть уже не может. Тем не менее, пьеса, в которой подробно рассказано об избиениях, разнообразных унижениях, рожденных извращенной фантазией, о пытках и продаже детей на органы, вовсе не смакует садистическую фактуру событий, пьеса Жанайдарова – не страшилка и не «чернуха».
«Магазин» – психологическая драма, в первую очередь – о природе рабства, об отказе от свободы, о том, как генетически живуч тоталитаризм, о кривом мире, в котором подобие справедливости вершится посредством нового преступления.
Эдуард Шахов отнесся к тексту пьесы бережно, почти не подвергнув его каким-либо сокращениям, но жанровая природа все-таки претерпела некоторые метаморфозы: альметьевский «Магазин» в большей степени притча, нежели психологическая драма, хотя нюансы взаимоотношений двух женщин довольно подробно решены через насыщенный пластический рисунок. Углы не сглажены, и все невыносимые подробности пьесы озвучены, хотя социальная острота ушла на второй план. Во время спектакля не думаешь о Москве, о большом современном мегаполисе, в котором удобно и безнаказанно расположился средневековый феодализм. Две женщины сосуществуют здесь будто в вакууме, и фокус спектакля сосредоточен именно на их состояниях, на том, как жертва становится слепком своей мучительницы.
Режиссеру спектакля удалось уйти от однозначности и сохранить ту глубину, которую заложил в своих персонажей Жанайдаров.

«Петербургский театральный журнал», блог
Режиссер Эдуард Шахов и Альметьевский театр взялись, пожалуй, за один из самых страшных новых текстов для театра – «Магазин» Олжаса Жанайдарова.
В этой пьесе всего две героини. Хозяйка московского магазина шаговой доступности Зияш и ее рабыня Карлыгаш. Мучитель и жертва. Каждая рассказывает свою версию событий, свою правду. Используя как отправную точку реальный сюжет из московской криминальной хроники, драматург, а вслед за ним и театр, ведут разговор о насилии, укорененном в традиционной культуре, и о насилии, поощряемом государственной системой большой многонациональной страны. Разговор этот не простой, требует бесстрашия и точности. И режиссер находит такой способ существования для двух актрис, что те, почти не уточняя характеров своих героинь, не жалея, не оплакивая их, словом и телом рассказывают эту историю. О мире тотальной несвободы повествуют безгранично свободные актерские тела. Через тело режиссер и актрисы проверяют эту историю, через тело, кажется, приходят к тому, что позволяет спектаклю быть не хоррором, а трагедией, способной от ужаса вести к очищению. В жгучей взаимной ненависти, в уничтожающем все вокруг желании мучить другого узнаешь так видоизменившуюся, мутировавшую любовь. Эта любовь превратилась на чужой земле в свою полную противоположность, как казахская Ласточка-Карлыгаш обернулась в московском магазине безликой Катей, девочкой-манкуртом.

Оксана Кушляева

На странице использованы фотографии Евгения Михайлова

  когда
21.03.2018
20:00
   где
Театр Наций, Малая сцена
Олжас Жанайдаров

Магазин

Татарский драматический театр, Альметьевск
Спектакль идет на татарском языке.

Режиссер: Эдуард Шахов
Хореограф: Алина Мустаева
Композитор: Магуля Мезинова

Артисты: Мадина Гайнуллина, Диляра Ибатуллина

Продолжительность 1 ч. 40 мин.

Возрастная категория 18+