Балет «Наяда, или Ундина» был поставлен в 1843 году Жюлем Перро на музыку Цезаря Пуни и далее на протяжении не только XIX, но и XX века к нему несколько раз обращались самые разные балетмейстеры. Их привлекала и выразительная музыка Пуни, и возможность работать с хореографией, когда-то представленной Перро – известнейшим мастером романтической эпохи. Да, целиком этот спектакль не сохранился, но у нас есть возможность хотя бы приблизиться к нему благодаря сохранившейся сюите. Замыслу «Наяды» больше полутора веков, сюите из балета – больше века. Это в полном смысле слова «классическое наследие». Вопрос о ценности романтического балета для современного человека, на мой взгляд, решен самим временем. Если спектакль прожил век, полтора или два столетия – он одним этим доказал свою ценность. Напротив, вопрос о том, какие из современных спектаклей смогут похвастаться подобным долгожительством – будет решен позже. Со временем. Века через два.

Юрий Бурлака
Одной из самых сложных к исполнению вещей, потребовавших большого мастерства сначала от портных, а затем от костюмеров, стал костюм главной героини балета, которой прямо на сцене предстоит превратиться из русалки в человека. В цирке часто можно увидеть, как в какие-то доли секунды артистки переоблачаются из красного платья в зеленое, из зеленого в фиолетовое. Однако такие трюки практически никогда не делаются в балетном театре. Это превращение – не просто украшение спектакля, но и требование сюжета. Полюбив рыбака, живого человека, Наяда понимает, что ей никак не добраться до него в том обличии, в котором она находится по своей природе. Тогда она уговаривает повелительницу моря превратить ее в живую девушку. Ундина приходит на сельский праздник, начинает танцевать с деревенскими жителями. Один из самых интересных моментов спектакля – когда превращенная в девушку Наяда обнаруживает, что теперь у нее есть тень, и начинает с ней играть. Рождается удивительный по красоте танец.

Татьяна Ногинова
Екатеринбургский театр оперы и балета пригласил балетмейстера-реставратора Юрия Бурлаку, чтобы он поставил сюиту из старинного балета «Наяда и рыбак». История этого названия похожа на слоеный пирог. Точка отсчета – лондонская премьера «Ундины» в постановке Жюля Перро, который затем приехал в Петербург и сделал балет уже под названием «Наяда и рыбак». Затем добавляются две редакции Мариуса Петипа, по Перро, в конце позапрошлого века, и авторская версия Александра Ширяева, сочиненная в 1903 году с оглядкой на предшественников (именно ее имел в виду Бурлака, работая над сюитой). Каскад затейливых танцев на фоне залива формируется вокруг волшебной истории о морской деве, влюбленной в рыбака. Но у него есть земная невеста, и ситуация грозит драмой для всех участников любовного треугольника. В сюите умело подан сквозной конфликт романтических балетов – встреча реального с фантастическим, есть здесь и масса занятных сценических эффектов. Наяда приплывает к любимому на раковине, ее опутывают рыбацкой сетью, бушует цветастый деревенский праздник. А став земной девушкой, бывшая дева вод в буквальном смысле пугается собственной тени.

Майя Крылова

Идет в один вечер со спектаклем «Занавес», Театр оперы и балета, Екатеринбург

На странице использованы фотографии Елены Леховой

Цезарь Пуни

Наяда и рыбак. Сюита

Театр оперы и балета, Екатеринбург
Номинации на Премию «Золотая Маска» 2018 г. – «Лучший спектакль в балете», «Лучшая работа дирижера», «Лучшая работа балетмейстера/хореографа», «Лучшая женская роль» (Екатерина Сапогова), «Лучшая мужская роль» (Александр Меркушев)
одноактный балет

Хореография: Александр Ширяев
Постановка и новая хореографическая редакция: Юрий Бурлака
Художник­сценограф: Андрей Войтенко
Художник по костюмам: Татьяна Ногинова
Дирижер­постановщик: Алексей Богорад

Концепция музыкальной драматургии: Юрий Бурлака
Редакция оригинальной партитуры и новая оркестровка отдельных номеров: Александр Троицкий

Артисты: Надежда Иванова, Екатерина Сапогова, Александр Меркушев, Игорь Булыцын, Томоха Терада, Лири Вакабаяси, Анна Домке

Продолжительность 40 мин.
Возрастная категория 12+