Интервью Петера Конвичного газете «Русский курьер»:
О чем рассказывает ваш «Голландец»?
Во-первых, о том, как общество обращается с отверженными. Голландец и Сента отвержены. Они оба хотят быть приняты обществом, а общество слабо, оно отвергает их, убивает потенциал этих красивых и сильных людей. Вторая тема - отношения между мужчиной и женщиной, которые не имеют границ. Мы видим, насколько сильно желание мужчины и женщины быть вместе. И Вагнер заставляет нас посмотреть в ту рану, которую нанесли им эти отношения. Мои родители очень любили друг друга, но за всю жизнь, так и не освоили науку любви, отчего постоянно наносили друг другу страшные раны. Я рос в очень агрессивной среде, у меня не было чувства защищенности. Это было просто катастрофично. И еще долго, когда детство осталось позади, во мне было больше страхов, чем желаний.


Конвичный предложил как будто бы традиционный романтический театр, который, впрочем, как вскоре стало ясно, был не совсем тем, чем казался. Конвичный, шел как будто спокойно, но напряжение его аргументов, метафор, жестких доказательств и разряжающих обстановку острот нарастало последовательно и неудержимо. Легкими, но меткими штрихами режиссер превращал мрачноватую сказку в пугающий, жестокий текст о человеческих комплексах, маниях, страхах и бесчеловечных повадках. О демонах социума, чьи злобность и могущество превосходят силу любых демонических персонажей.
газета «Время новостей»


Сумрачного и дерзкого режиссерского бунтарства в «Летучем голландце» на самом деле не чувствуется. Чувствуется же пронзительно красивая романтическая сказка – о том, как скучный мир портового городка, где чудес быть не может, сталкивается с любовью, которая, как известно, крепка, как смерть, и большие воды не могут потушить ее. Она даже в чем-то наивна, эта постановка. Но это трудная наивность, во всех отношениях высокозатратная и эффектная.
газета «Коммерсант»


Бродячий квазиромантический сюжет «Летучего голландца» о моряке-скитальце и об искуплении силой женской верности когда-то позволил Вагнеру излить все глубинные комплексы и навязчивые рефлексии, а в эстетическом плане - перекинуть мостик от романтизма в его чистом виде и сомнительной мейерберовщины к своим музыкальным драмам и опере будущего. Тот же самый сюжет и та же самая опера дали возможность Конвичному рассказать знакомую историю на языке XXI века, когда мещанство и духовность, верность-любовь-измена-ненависть, терроризм и войны смешаны в одном стакане, - рассказать на одном дыхании без единого антракта совершенно на новый лад с вереницей неожиданных деталей и шокирующей развязкой. Вместо того чтобы броситься в морскую пучину и вознестись оттуда в объятиях Голландца на небеса, главная героиня с ухмылкой опрокидывает бочку с порохом и запаливает его с помощью обычной свечки. Живой оркестр, смолкающий от этого искупительного взрыва, передает финишную ленточку затихающей фонограмме. Как отнестись к подобной концовке – каждый решит для себя сам, но, помнится, и сам Вагнер был одно время революционером-террористом.
«Независимая газета»


Рихард Вагнер

Летучий голландец

Большой театр, Москва
Премии «Золотая Маска» 2005г. - «Лучшая мужская роль»(Роберт Хейл), «Специальный Приз Жюри»
Номинации на Премию - «Лучший спектакль в опере», «Лучшая работа дирижера», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая работа художника в музыкальном театре», «Лучшая женская роль»(Анна-Катарина Бенке)
Совместная постановка с Баварской государственной оперой, Мюнхен
Дирижер-постановщик Александр Ведерников
Режиссер-постановщик Петер Конвичный
Художник-постановщик Йоханнес Лайакер
Художник по свету Дамир Исмагилов
Драматург Вернер Хинтце
Главный хормейстер и дирижер Валерий Борисов

Артисты: Роберт Хейл, Анна-Катарина Бенке, Роман Муравицкий, Александр Науменко, Максим Пастер, Евгения Сегенюк.

Продолжительность 2 ч. 20 мин. с 1 антрактом