Я первый раз обращаюсь к прозе Диккенса, для меня этот процесс увлекателен, неожиданен. Хочется обнаружить, найти смысл, природу мышления и игры Диккенса. «Мы судим о времени по переменам внутри человека», – так мыслит Диккенс. Его персонажи проходят сквозь время, и время проходит сквозь них. Они приходят к открытию истин через свои поступки в этом времени.
Сергей Женовач

Женовач невероятно точно попал не столько в Диккенса, сколько в атмосферу и смысл своего нового театрального дома. Возвращенный мир старой московской фабрики, овеянной легендой о ее великом владельце, уклад целого городского пласта, исчезнувшего из московского ландшафта и внезапно – чудесным образом – обретенного вновь, с огромным храмом на скрещение дорог, с солидностью кирпичных кладок и стен, с кривизной улицы, бегущей вниз с холма. Эту невиданную, точно оттаявшую, Москву хочется осязать вновь и вновь. Так же, как вновь и вновь перечитывать Диккенса, ушедшего в глубинные воды нашего детства. Та возвышенная, аристократическая простота, которая царит во всем пространстве, проникает в актерскую манеру, позволяя с легкостью проделывать невыразимо сложное. Актеры читают так, как это порой делается на первых читках – смиренно, просто, без выражения. Но сквозь их ненапряженную манеру прорастают не характеры, но виды человеческих свечений. Ведь каждый человек сияет по-разному. И актеры Женовача демонстрируют именно такую виртуозную технику: они не играют, но пропускают сквозь себя потоки света разной интенсивности и качества. Рембрандт? Малые голландцы? Ван Дейк? Тихо звучат ричеркары или английские баллады. Нежная и интенсивная светотень сливается со звуками и словами, даря ощущение поразительной художественной цельности.
«Российская газета»

Обретение дома для студии после трехлетнего ожидания само по себе счастье. Но еще большее счастье заключается в том, что студийцы получили едва ли не самое красивое на свете театральное здание. Как тут не поверить в счастливые рождественские сказки? Но не завидуйте – это заслуженная награда: тем, кто не только много и кропотливо работает, не только старается и не воздает злом за зло, но еще и неизменно верит в добро, в его необоримую силу, и в то, что в мире есть много любящих сердец. Вот им в какой-то момент и открывается выстроенный на сцене пряничный домик, в котором так хорошо и весело горит камин и где так дружелюбно и ярко блестят глаза и щеки и с таким хрустом надкусывают сочные яблоки... Надо только верить, искренне и простодушно, а ведь это далеко не у всех получается. Так что загадка выбора повести «Битва жизни», где речь идет о том, что у человечества модно считать мир лукавым и не заслуживающим серьезного отношения фарсом, что историческая память хранит великие сражения, в которых воюющие заливают багровой кровью траву, воду и полевые цветы, но тем не менее в обыденной жизни разыгрываются свои невидимые глазу битвы, и победу в них одерживают жертвенность и любовь, и это не напрасные жертвы, потому что людские сердца отзывчивы, и неустанное следование добру вполне способно привести к общей гармонии, – в общем, выбор этот перестает казаться загадкой, а кажется естественным выражением собственного опыта режиссера. газета
«Время новостей»


Чарльз Диккенс

Битва жизни

Театр «Студия театрального искусства», Москва
Премия «Золотая Маска» 2009г. - «Лучший спектакль в драме, малая форма»,
Номинации на Премию - «Лучшая работа режиссера»
Режиссер: Сергей Женовач
Художник: Александр Боровский
Художник по свету: Дамир Исмагилов
Композитор: Григорий Гоберник

Артисты: Сергей Пирняк, Сергей Качанов, Екатерина Половцева, Мириам Сехон, Татьяна Волкова, Мария Курденевич, Максим Лютиков, Андрей Назимов, Александр Лутошкин, Мария Шашлова, Александр Обласов, Григорий Служитель, Анна Рудь, Сергей Аброскин, Анастасия Имамова, Ольга Калашникова

Продолжительность 2 ч. 40 мин.