Вся история создания оперы очень странна… Случайная встреча на улице в Питере с Георгием Исаакяном прошлой зимой, его предложение, идея рассказать «Один день Ивана Денисовича» музыкальным языком. Мое очень давнее желание придумать что-то на Солженицына – я думал об «Августе 1914»… И очень быстрый темп сочинения: опера начата десять месяцев назад. и за два месяца музыка была уже готова – это невероятно короткий срок! Я испытал огромное наслаждение от работы с такой великой литературой. Текст везде подлинный – Солженицына.

Александр Чайковский


Исаакян и Чайковский написали либретто, не добавив ни единого слова в текст повести. По словам композитора, строй речи Солженицына музыкален. А можно понять этот замысел и по-другому: на музыку положен текст, в котором зафиксирована жизнь миллионов людей, и изменить в нем, как и в этой жизни, уже ничего невозможно. В партитуре оперы много скрытых цитат, едва угадываемых знакомых мелодий. На музыку положен даже лагерный словарь, данный Солженицыным в конце повести. Мужской и женский хор, поющие солженицынский словарь, странным образом вступают с ним «в драматические отношения». В них есть и остранение, и ирония, и горечь. Художник Эрнст Гейдебрехт создал пространство «вне жизни и смерти». Черное небо, колючая проволока и слежавшиеся пласты снега ровными ярусами нависают над сценой. Как круги ада, если увидеть в его бесконечности всего один сегмент. Но действие происходит не «в круге первом», и вообще не в жизни. А в самом низу, там, где жить уже невозможно, невозможно и умереть.

газета «Экран и сцена»


Александр Чайковский интонирует текст отнюдь не в бытовом плане. Не музыка следует за текстом, но сам текст становится как бы частью музыки. При этом композитор отнюдь не перечит первоисточнику, но, скорее, выявляет музыкальными средствами то, что у Солженицына пребывает как бы под спудом, те внутренние бури, что скрываются под внешним спокойствием. Поэтому в музыкальном повествовании эмоциональный градус заметно повышается, а трагизм повседневного существования героев то и дело выплескивается наружу.

газета «Культура»


Пермский оперный театр вновь удивляет – на этот раз мировой премьерой. Проза Солженицына впервые попадает на российскую оперную сцену благодаря идее режиссера Георгия Исаакяна, который сумел вдохновить ею композитора Александра Чайковского. За тяжелейшую тему взялись, когда страна ею уже переболела, и осмыслить ее стало возможно в эстетическом измерении. Оставив публицистике документальность, антисталинский пафос и борьбу с тоталитаризмом, создатели оперы решают ее как пронзительно лирическую историю внутренней жизни Ивана Шухова, рядом с которой раскрываются судьбы таких же, как он, невинно осужденных. В пространстве сцены главное – даже не лагерные реалии, а мощная метафора кромешного ада на земле. Оркестр, хор и солисты под руководством дирижера Валерия Платонова проделывают работу колоссального объема и напряжения. Урок стоицизма, сохранения человечности в самых немыслимых обстоятельствах преподнесен театром тактично, без указующего перста
.
Лариса Барыкина


Александр Чайковский

Один день Ивана Денисовича

Театр оперы и балета им. П.И. Чайковского, Пермь
Премия «Золотая Маска» 2010г. - «Лучшая работа дирижера»
Номинации на Премию - «Лучший спектакль в опере», «Лучшая работа режиссера»,«Лучшая работа художника в музыкальном театре», «Лучшая работа композитора в музыкальном театре», «Лучшая мужская роль» (Павел Брагин), «Лучшая женская роль» (Татьяна Полуэктова)


Дирижер: Валерий Платонов
Режиссер: Георгий Исаакян
Художник: Эрнст Гейдебрехт
Хормейстер: Владимир Никитенков
Художник по свету: Сергей Мартынов

Артисты: Павел Брагин, Александр Агапов, Сергей Перов, Сергей Власов, Валентин Косенко, Олег Иванов, Эдуард Морозов, Татьяна Полуэктова, Павел Рейман, Эдуард Морозов, Анатолий Маринин, Надежда Бабинцева, Татьяна Аникина, Ольга Рапецкая, Наталья Буклага, Лариса Келль, Галина Мухарина, Ирина Соколова, Анна Иванова, Александр Можаев, Данис Хузин, Евгений Никитин

Продолжительность 2 ч.

Фотографии Юрий Чернов