Своей основной режиссерской задачей я считаю максимальное вовлечение зрителя в происходящее на сцене, чтобы заставить размышлять и провоцировать непосредственную реакцию. Динамическая смена мизансцен позволяет сохранять ритм действия и постоянный эмоциональный накал. Я сознательно отказался от стереотипов, все персонажи – реальные люди, нет однозначно черных и белых, а в центре конфликта – проблема личного выбора. Она ставится перед Рахилью, перед кардиналом Де Броньи и особенно остро – перед Элеазаром.

Арно Бернар

В данной постановке заострена проблема малого народа и судеб нескольких конкретных людей в условиях тоталитарной системы. Декорации меняются минимально, в основном за счет сильных цветовых акцентов и важных символических деталей. Я не сторонник исторической достоверности. В отличие от кино, театральный костюм – это качественно другой уровень. В данной постановке я предлагаю обобщенную концепцию. Действие происходит в условном пространстве, оно сознательно приближено к современному зрителю, в том числе посредством сценографии.

Герберт Мурауер


Большинство евреев Нью-Йорка – это потомки выходцев из Европы, где ужасы холокоста не миновали никого. Семья моей бабушки была уничтожена. Трагедию Элеазара, своего оперного героя, я воспринимаю сквозь призму тех испытаний, которые выпали нашей семье и всему еврейскому народу в годы войны. Мой персонаж неоднозначен, его выбор я не принимаю, хотя могу понять, что им движет. Но главное для меня – показать через эту личную историю ужасы религиозного фанатизма и нетерпимости. В современном мире этому не должно быть места.
… Я пытался сделать образ Элеазара более универсальным. В мире довольно разногласий между сообществами, странами, городами, людьми, соседями. Не обязательно быть евреем и христианином, это могут быть христиане и мусульмане, евреи и мусульмане, это могут быть государства. Я хотел донести мысль о том, что если люди не могут научиться жить вместе – каждый из них проигрывает. Будь это местный конфликт или большая война между странами со, скажем так, серьезным оружием – все мы обратимся в ничто или уничтожим друг друга. Вот что я чувствую, выходя на сцену.

Нил Шикофф


Воспроизведение ритуалов – авторский «гвоздь» режиссера, выдвинувшего в «Иудейке» на первый план не любовно-религиозную историю из XV века, переложенную блестящим пером Эжена Скриба в оперное либретто, а повесть о катастрофе, которую пережили евреи в веке XX. Отсюда – черно-белая сценическая среда с глухой «стеной плача», взрывающаяся фашистскими кумачами и спускающимися из-под колосников орлами Третьего рейха. Детально выстроенные массовки в сто с лишним человек, иллюстрирующие антисемитские бойни, финал – не костер инквизиции, в котором горит Рахиль, а газовая камера для всех иудеев.

«Российская газета»

Опера Галеви, более известная у нас как «Жидовка» или «Дочь кардинала», была одной из самых популярных в XIX веке. В центре захватывающего средневекового сюжета – религиозный конфликт и любовный треугольник, роковые тайны, заговоры, разоблачения. Прибавим роскошные арии, сложнейшие ансамбли, танцы, монументальные хоры и получим шедевр «большого стиля» французской оперы. В новый обиход эту оперу, уже под названием «Иудейка», запустил Михайловский театр, где, кстати, в 1837 году и состоялась российская премьера. Режиссерская концепция Арно Бернара следует европейскому мейнстриму: сюжет о преследованиях евреев? значит, на сцене будут трагедия Холокоста и реалии эпохи Третьего рейха. Есть и авторское ноу-хау: воссоздание подлинных иудейских ритуалов. Великолепная музыка стараниями дирижера перекрывает сценические вольности, а в актерском составе блистает Нил Шикофф, главный Елеазар европейских «La Juive».
Лариса Барыкина


Жак Франсуа Фроманталь Галеви

Иудейка

Михайловский театр, Санкт-Петербург
Премия «Золотая Маска» 2011г. - «Лучшая мужская роль» (Нил Шикофф)
Номинации на Премию - «Лучший спектакль в опере», «Лучшая работа дирижера», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая работа художника в музыкальном театре», «Лучшая женская роль» (Наталья Миронова)

опера в 3-х действиях, 5-ти картинах

Либретто: Эжен Скриб
Музыкальный руководитель и дирижер: Петер Феранец
Режиссер-постановщик: Арно Бернар
Художник-постановщик: Герберт Мурауер
Художник по костюмам: Эва-Марейке Улих
Художник по свету: Рейнхард Трауб
Режиссер: Юлия Прохорова
Главный хормейстер: Владимир Столповских
Хореограф: Мария Большакова
Ответственные концертмейстеры: Марк Вайнер, Мария Копысева

Продолжительность 3 ч. 45 мин.

Исполняется на французском языке (сопровождается синхронными титрами на русском языке)