Это встреча однокурсников. Мы решили так отпраздновать 20-летие выпуска курса. До 25-летия у меня еще 5 лет, и раз в год буду встречаться с разными своими однокурсниками и ставить Шолом-Алейхема во всех театрах Петербурга. Соберу галерею Шолом-Алейхема из однокурсников. А если серьезно, то мы давно хотели друг с другом поработать, и вот, через 20 лет, представилась такая счастливая возможность. Это инициатива Саши. «Главное забыл» – спектакль, который я поставил в Израиле 4 года назад, в котором сам играл, мне очень хотелось сделать другую версию и посмотреть спектакль со стороны. Версия, мне кажется, получается во многом, отличная от той, в которой я играл. На нас воздействуют разные факторы: дом Достоевского, подвал, город… Все гораздо мрачнее получается.

Михаил Теплицкий


Постановка, основанная на новеллах цикла Шолом-Алейхема, на первый взгляд, простая и всем понятная история одной семьи, где мужчина рвется на свободу, а женщина всеми силами пытается его вернуть. Уходит Менахем не к женщине, а к недосягаемой мечте. Фразу «Главное забыл» рефреном в конце каждого письма повторяет бестолковый муж в коротких брюках и котелке, делающем его похожим на Чаплина. Он действительно забыл главное: повзрослеть. И его гонит и гонит вперед мальчишечья одержимость будущими победами, заработанными авантюрными миллионами, чего, разумеется, никогда не случится. В ожидании будущего он пропускает настоящее и забывает прошлое. А что человек без прошлого? Сухая выжженная почва обетованной земли. Для того, чтобы она что-то родила, ее надо поливать, вскармливать, удобрять. Это остается на долю Шейны-Шейндл, маленькой стойкой еврейской женщины, которая живет от письма к письму, в перерывах между ответами успевая сварить суп, сделать уроки с ребенком и поругаться с соседкой. Когда Полянская и Баргман только выходят на сцену и начинают «читать» письма героев друг другу, непонятно, чего ждать дальше. Однако актеры ловко, словно вяжут, слово за слово, петля за петлей обрисовывают целую человеческую жизнь, полную надежд, ожиданий, разочарований.

газета «Санкт-Петербургские Ведомости»


Художник Полина Адамова оформила спектакль в стилистике, напоминающей декорационное искусство времен русского авангарда; получилась своего рода коллективная цитата, воспоминание о вместе взятых Альтмане, Тышлере, Татлине, Экстер и даже Малевиче. При всей камерности и лаконичности оформления сцены размах ассоциаций действительно большой. И углубляется он до наивных форм древнееврейской пластики: плывут по заднику картинки театра теней – своего рода лирические отступления, парочка трубящих ангелов, большая рыба. Слова «Главное забыл» – это рефрен в письмах Менахема. В инсценировку вошли, конечно, не все новеллы эпистолярного цикла. Пожалуй, в инсценировке Рои Хена и Михаила Теплицкого не нашлось места для самых уж сатирических или злободневных посланий. В ней больше нежного юмора – авторы даже дали своему спектаклю трогательный подзаголовок: «Любовь, состоящая из слов, и большие мечты маленьких людей».
Смысл спектакля выплескивается за границы семейной истории и бытописания. Он о прощании с патриархальным укладом, об абсолютной невозможности ни забыть старый дом и прежнюю жизнь, ни вернуться в нее.

газета «Коммерсант»


Питерский «Такой театр» действительно не такой как все. Формально классическое антрепризное предприятие, он всем своим духом – свободным и творческим – решительно противостоит тому негативному содержанию, которое сегодня обрел некогда вполне почтенный организационно-творческий термин. Это несколько удивительным образом существующее в наши дни актерское товарищество на вере, куда представители разных трупп города на Неве время от времени сходятся, чтобы играть то, что они хотят и с тем, с кем они хотят. Круг «своих», творцов одной группы крови неуклонно расширяется: для работы над спектаклем «Главное забыл» была приглашена постановочная бригада из Израиля в лице двух наших бывших соотечественников. Михаил Теплицкий на пару с Полиной Адамовой сумели выстроить удивительно комфортную, поэтичную «среду обитания», окутанную мягким шолом-алейхемовским юмором с его подспудно звенящей пронзительной нотой «лопнувшей струны». Любимый герой автора, вечный искатель счастья Менахем-Мендл и его дражайшая половина Шейне-Шендл ведут свой диалог по переписке. И этот куда как непростой для театра эпистолярный способ существования чудесным образом раскрывает перед нами еврейский космос, где от анекдота до трагедии – один шаг.

Да, главное забыл! В спектакле заняты ведущие артисты «Такого театра», по совместительству его директор с худруком – Ирина Полянская и Александр Баргман. О таких прежде, во времена Шолом-Алейхема сказали бы: роскошные исполнители, любимцы публики.
Александр Вислов


по повести Шолом-Алейхема «Менахем-Мендл»

Главное забыл

«Такой театр», Санкт-Петербург
Номинации на Премию «Золотая Маска» 2011 г. – «Лучший спектакль в драме, малая форма», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая мужская роль» (Александр Баргман), «Лучшая женская роль» (Ирина Полянская)
Режиссер: Михаил Теплицкий
Художник: Полина Адамова
Композитор: Евгений Левитас

Артисты: Александр Баргман, Ирина Полянская

Продолжительность 1 ч. 30 мин.