«Персона. Мэрилин» – мучительный и радикальный дрейф Кристиана Люпы в сторону театра совсем иного, чем тот, что он делал еще недавно. Мастер польской сцены, учитель не одного поколения режиссеров, Люпа бежит от окостенения, постоянно обновляя свое художественное бытие. Работа над семичасовой фреской «Фабрика-2» об Энди Уорхоле толкнула его дальше – к трилогии о связи и расставании человека со своим собственным мифом, своей персоной. То, кем человек не является, – сны и мечты о самом себе – определяет его едва ли не больше, чем то, кем он является.

Так родилась идея трилогии, первой частью которой стала «Персона. Мэрилин» (здесь очевидна перекличка с «Персоной» Бергмана), основанная на дневниках Мэрилин Монро и собственных текстах Люпы. Актриса Сандра Коженяк, неправдоподобно играющая Мэрилин, в первые минуты поражает той же сияющей красотой, которой искрилась ее героиня. Но уже в следующее мгновение она подчиняет зал своему безумному, анархичному таланту, который к финалу кажется не метафорически, но буквально опасным. Не случайно она самозабвенно репетирует Грушеньку, героиню Достоевского, которую Монро мечтала сыграть и чью безмерную готовность к любви она разделяла в полной мере, став при этом самой растиражированной поп-звездой ХХ века.

В финале обнаженная актриса ложится на огромный стол, чтобы уже в следующую секунду сгореть на аутодафе. Киноаттракцион, устроенный Люпой, – дань кичу, с которым работал Энди Уорхол: пока Сандра Коженяк лежит на столе, ее экранная копия сгорает на наших глазах, оставляя …
что?
Алена Карась

Энди Уорхолл говорил, что его фильмы посвящены личности – не истории или судьбе отдельных людей, но личности во всей ее неизъяснимости. То есть когда объектом вашего внимания становится человек, лучше наблюдать, чем рассказывать истории. Три фантазии о трех героях (Гурджиев, Мэрилин Монро, Симона Вайль) представляют собой попытки следовать этому ориентиру. Это не истории, а ситуации, в которых проявляется личность героя и становится возможным ее пересечение с личностью актера. Актер вступает в почти интимные отношения со своим героем, пускаясь в фантастический и рискованный эксперимент по обмену личностями.

Личность – это не просто характер человека, но и его страсть, данная ему природой, его нереализованная внутренняя «персона». Личность – это предмет самовнушения и самообмана, а также миф, который иногда «взрывается» среди других. Несмотря на существующие между этими тремя историческими фигурами различия, их объединяет схожее и извечно присущее человеку желание выйти за отведенные границы.
Кристиан Люпа


Возможно, это самая противоречивая из постановок Люпы. Не только с художественной точки зрения – Люпу практически всегда обвиняют в распространении скуки, невыносимой затянутости спектаклей, нечеткости и аффектации. Но вот что действительно шокирует, так это предмет спектакля и смелость, с какой он предъявляется. В то же время (и это может вызывать наибольшее удивление в принятии спектакля) вряд ли кто-нибудь ставит под сомнение тот факт, что Люпа, следуя линии Достоевского и австрийских писателей, находившихся в поисках правды о человеческой личности, имеет право продемонстрировать публике то, куда привели эти искания его самого и его актеров. В самую гущу тьмы. В «Персоне. Мэрилин» человеческая плоть – томящееся тело Мэрилин Монро – становится Осью Мира.
Анна Бужиньская, «Dwutygodnik»


Мэрилин в исполнении Сандры Коженяк (Люпа любит ее хрипловатый шепот, ее нескончаемую утреннюю «нечеткость») – это актриса, запутавшаяся в своем собственном удушливом образе, словно в заточении. Она бредит Грушей из «Братьев Карамазовых». Неясно, когда она начинает и когда заканчивает играть эту роль. Ее интерпретация этого образа странна, попросту суицидальна – женщина, «вывернутая наизнанку», разрываемая депрессией и неспособностью выразить себя. Люпа продолжает самосозерцание, рассказывая историю об экстраординарных личностях и пытаясь понять, чем же они были на самом деле «одарены». Люпа пытается разглядеть себя в Гурджиеве, Мэрилин и Вайль и понять, как много от него есть в этих знаковых фигурах. Он исследует, каким образом сосуществуют величие и мелочность, правда и самообман. Он создает условный театральный автопортрет, как будто бы ищет лучшую (или худшую) версию своего собственного жизненного пути в жизни «других». Эгоцентризм не является показателем тщеславия, но представляет собой способ узнать тайну художника, является методом, без которого невозможно определить понятие личности в искусстве.
Лукаш Древняк, «Przekrój»
портал OpenSpace o спектакле

Организаторы и партнеры проекта 2012 года


Институт
Адама Мицкевича
Правительство
Москвы

Министерство культуры
Российской Федерации



Фестиваль
«Золотая Маска»


Спонсоры и партнеры проекта








Персона. Мэрилин

Драматический театр, Варшава, Польша

Режиссер: Кристиан Люпа
Инсценировка и сценография: Кристиан Люпа
Музыка: Павел Шиманьский
Художник по костюмам: Петр Скиба
Помощник драматурга: Марчин Завада
Видео: Ян Пшилуский
Фотографии: Катажина Палетко

Продюсер: Малгожата Чихульска
Помощник режиссера: Катажина Кальват
Помощники по сценографии: Ян Поливка
Свет: Кшиштоф Солчинский, Рафал Рудковский
Звук: Петр Масталерский
Ассистент режиссера: Томаш Кароляк
Суфлер: Яга Даль, Кшиштоф Серотиньский

Роли исполняют:
Мэрилин – Сандра Коженяк
Паола – Катажина Фигура
Андрэ – Петр Скиба
Гринсон – Владислав Ковальский
Франческо – Марчин Босак
Антрополог – Хенрик Небудек
Зальцман – Агнешка Восиньская
Великий Маг – Петр Субботко
Карузо – Агнешка Рошковская
Режиссер – Кшиштоф Драч
Габриэль Бальтазар – Адам Ференци

Кинеоператоры: Анджей Шеремета, Марчин Тироль
Студийцы: Адам Грачик, Малгожата Маслянка, Иоланта Ольшевская

Музыканты: Магдалена Боянович, Анна Сикожак-Олек, Барбара Скочиньская, Дариуш Поглуд, Кшиштоф Збиевский
Звукорежиссер: Анджей Бжоска

Премьера состоялась 18 апреля 2009 года Продолжительность 3 ч. с одним антрактом

фотографии @ Katarzyna_Pałetko