Для меня было очень важно сделать не детский спектакль, а просто хороший спектакль: живой, интересный, наполненный смыслом как для ребенка, так и для взрослого. Чтобы шутки и приколы не становились самоцелью, нам от многих симпатичных придумок пришлось отказаться – ради общей истории, чтобы «сказка сказывалась». Мы очень бурно репетировали, у каждого были равные права на репетиции. Это было и тяжело, и правильно: мне кажется, только в атмосфере полной раскрепощенности артист может быть по-настоящему прекрасен и свободен. На фестивале в Самаре нам сказали, что в спектакле на сцене восемь свободных людей. По-моему, это здорово. Я не приемлю диктатуры в театре и не верю в ее положительный результат, только в любви и свободе может получиться что-то симпатичное. Главное найти взаимопонимание и уважение друг к другу.

Марфа Горвиц (Назарова)




Я была поражена нетипичным для русской сказки героем и финалом. Мысль христианская: быть отважным человеком не так уж и хорошо. Спектакль о смелости-бесшабашности-избалованности, о вседозволенности, которая сегодня пропагандируется в воспитании. Наш главный герой – барин, ему все можно, он ни в чем не знает отказа. А остальные действующие лица – его как бы няньки, которые во всем ему угождают. Он хочет страшную сказку – они устраивают ему страшилки. В итоге он так заигрывается, что погибает. Мы еще не решили окончательно: может, он в конце проснется, и все это окажется сном – чтобы дети не переживали трагедию. «Ужасти» у нас страшны сами по себе – так их играют ребята. Они и страшные, и смешные одновременно. Дети должны быть не младше 8 лет. Может, конечно, я и недооцениваю современных детей — может, они, и не такое видели. Но это будет пострашнее Фредди Крюгера.

Марфа Горвиц (Назарова), интервью журналу «TimeOut»



Алексей Бородин не просто так предложил выпускникам режиссерской мастерской Сергея Женовача попробовать поставить в РАМТе спектакли для самых маленьких зрителей. Главное – интерес творческий. Новое время – новые дети. Их нафталинными плюшевыми сапогами на усатом дядьке, непрестанно мяукающем из-под широкополой шляпы, не проймешь. А чем проймешь? Педагог Бородин решил поучиться у тех, кто сам недалеко ушел от нынешнего детства.
И пока не прогадал.

журнал «TimeOut»





Бесстрашный барин

РАМТ
Премия «Золотая Маска» 2011 г. – «Специальная Премия Жюри»
Номинация на Премию «Золотая Маска» – «Лучший спектакль в драме, малая форма» в проекте «Молодые режиссеры - детям»

по Александру Афанасьеву

Режиссер: Марфа Горвиц (Назарова)
Сценография и костюмы: Евгения Панфилова
Хореограф: Олег Глушков
Хоровая импровизация: Виталий Галицкий
Художник по свету: Евгений Виноградов

Артисты: Алексей Бобров, Людмила Цибульникова, Денис Баландин, Анна Ковалева, Алексей Мишаков, Тарас Епифанцев, Дмитрий Бурукин

Продолжительность 1 ч.


Возрастная категория 6+