В девяностые эти ребята были нашими друзьями. Я помню: сижу в студенческой кофейне на заплеванном полу, со мной рядом – студент политеха Энди. Звучит радиопередача Севы Новгородцева о «The Doors». Нам по восемнадцать. Играет «Crystal Ship». Еще никто не предполагает, что мы станем покупать «Indesit» в «Техномаркете» и есть рукколу с креветками. И вот в мартинсах и расшитых клешах выходишь на улицу, и у тебя есть единственное оружие против сумятицы мира и времени: ты надеешься, что когда-нибудь сможешь овладеть своим голосом, своей профессией и сделать что-то прекрасное, как эти трое. В плеере было живое доказательство, что когда-нибудь мы сможем стать – актерами, писателями, музыкантами. И тоже кого-то зажечь.
В тридцать уже осознаешь границы своих возможностей – к сожалению. Торопишься сделать то, что умеешь, меньше разбрасываешься. Уже есть неудачи и горечь ошибок за спиной. Все еще не звезда. Выгнали из трех театров за опоздания, на съемочной площадке называют почему-то Вероникой, всю жизнь на втором плане, как несчастный Манзарек, уже и прозу напечатали, и пьесы – а все числишься журналистом, в рецензии опять не упомянули твое имя, говорят, ты постоянно в сериалах мелькаешь, а денег осталось только на sms, и думаешь, к кому бы напроситься на обед.
Но внутри ты все равно Моррисон.
Спектакль получился и о времени – о том, что сейчас могут сделать в искусстве дети, которых в советской школе чихвостили за сочинения или выгоняли за странные фильмы из ВГИКа. Способствует ли нам время? Можно ли сегодня сгореть или только «аццки отжечь»?

Саша Денисова



Дженис Джоплин возвращается из Сан-Франциско в Порт-Артур, у нее абстиненция, а мама такая: «Сейчас будем солить патиссоны». Джими Хендрикс рассказывает, как его ташкентская рок-группа играла для бандитов. Милиционер пытает Моррисона – зачем поет всю эту гадость, и тот отвечает, как Прометей из советского мультика: «Я хотел помочь людям!» «Зажги мой огонь» – байопик не поколения 3J, как может показаться, а нынешнего поколения актеров, мало работавшего локтями, но вдруг с удивлением открывшего, что забытое чувство локтя возможно не только в рок-н-ролле, но и в театре. Их шестеро. Они влезают в шкуры рок-идолов, чтобы говорить о себе самих, и вчитывают в их биографии собственный опыт – житейский и театральный, детский и сегодняшний. Поэтому обсуждение дебюта Моррисона в киношколе чертовски похоже на обсуждения на «Любимовке». А реконструкция «Summertime», где Джоплин и Герлинг толкаются под лучом софита, обрастает дополнительным смыслом, если знаешь, что играющие их Маракулина и Ефимов – одногруппники: в гитисовской мастерской Марка Захарова они узнали, что смиренному христианину на сцене сложно. Период коллективного сочинения и импровизаций позади, но дух остался, и порой кажется, спектакль сочиняется на твоих глазах – и не только публика – сами актеры не уверены в том, что произойдет в следующий момент. «Зажги мой огонь» смел все табу, которые годами взращивал Театр.doc: табу на музыку, костюмы, видео и любого рода театральность. И такое могло случиться только в театре, который устанавливает табу в надежде, что найдется тот, кто их нарушит. Надо бы назвать подстрекателя. Это Саша Денисова, драматург. В какой-то момент подсела на вербатим и сделала в этом жанре массу всего. Ее колонки в «Русском репортере» стали походить на главы «Театрального романа». Как-то она увидела Херманиса и решила, что будет работать – как он: вместе с актерами и прямо на сцене. В разгар увлечения Херманисом Денисова увидела в Польше спектакль Кристиана Люпы. Два дня она пытала пожилого режиссера, после чего сказала, что теперь уж точно знает, как нужно делать новый театр. Она уже придумала, с кем из актеров будет работать, и те уже били копытом. Рассказывала она это в начале зимы, когда мы пили кофе в буфете «Школы современной пьесы» на какой-то премьере. Сомнение у нее было одно – справится ли она одна, без режиссера. И тут к нам со своей чашкой подсел режиссер Юрий Муравицкий. Та чашка кофе стала для него роковой.

журнал «Афиша»



Актеры из нового доковского проекта поступили на редкость умно: они взяли в союзники не только давно канонизированных персонажей американской рок-культуры 1960-х, но и самих себя – переживших советско-школьное детство, более или менее бурную юность с легкими наркотиками и гражданскими браками, и добравшихся до первой зрелости и первых сомнений.. «Зажги мой огонь», калька с названия моррисоновского «Light My Fire» 1966 года, стал коллективным признанием шести актеров – в своих фобиях, разочарованиях, увлечениях, мечтах и, как это ни пафосно звучит, в неистребимой любви к своей профессии.
Исполнителям «Огня» на данный момент лет 25-30, и все они либо переживали в жизни коллизии, отдаленно похожие на те, что случались в бурных биографиях Моррисона-Джоплин-Хендрикса, либо отстраненно и, надо сказать, очень весело смотрят на троих знаменитых ровесников, умерших почти что в один день.

«Независимая газета»


Этот спектакль закрывает программу «Новая пьеса» и открывает новую страницу в поисках Театра.doc. Его инициировала Саша Денисова, журналист, колумнист «Русского репортера», известный блогер, писатель и драматург, накопивший немалый опыт вербатима. Денисова делала спектакли про кировских музейных работниц, алтайских фермеров и москвичей, только-только переживших теракт в метро. В какой-то момент Денисова задалась закономерным вопросом: несложно рассказывать о других, особенно, если они иные, чем ты сам; а что если рассказать о других как о себе? В качестве «других» были взяты Джим Моррисон, Дженис Джоплин и Джимми Хендрикс, 3J. В схватку с легендами ввязались шестеро актеров – старые знакомые завсегдатаев Театр.doc: Арина Маракулина и Алексей Юдников, их однокашник по гитисовской мастерской Марка Захарова Михаил Ефимов, «захаровец» младшего поколения Ильяс Тамеев и двое совсем молодых – Анна Егорова и Талгат Баталов. В результате реконструкция легендарных биографий на основе собственного житейского опыта вылилась в театральный опыт самоанализа. В смешных – местами гомерически смешных – актерских импровизациях и этюдах зажглась новая для Театр.doc, совсем нешуточная исповедальная тема.

Елена Ковальская



Зажги мой огонь

Театр.doc, Москва
Премия «Золотая Маска» 2012г. - «Лучший спектакль-эксперимент»

Участник программы «Новая пьеса» Фестиваля 2011 года

этюды из жизни Джима Моррисона, Дженис Джоплин и Джими Хендрикса

Автор проекта: Саша Денисова
Режиссер: Юрий Муравицкий
Режиссер видео: Андрей Стадников
Художник: Константин Шарков

Артисты: Арина Маракулина, Алексей Юдников, Ильяс Тамеев, Анна Егорова, Михаил Ефимов, Талгат Баталов

Продолжительность 2 ч.


Возрастная категория 18+