Римский-Корсаков пользуется в «Петушке» очень нетрадиционной палитрой. С одной стороны, эта опера как бы подытоживает всю жизнь композитора, с другой – перекидывает мостик к новой русской музыке. Я вижу и слышу в ней и «Жар-птицу» Стравинского, и «Илью-Муромца» Глиэра, и еще многое из гораздо более поздних произведений.
«Золотой петушок» – скорее, речитативная опера: там нет разделения на арии и ансамбли. Это единое полотно с большим количеством лейтмотивов, сделанное по принципам вагнеровских опер. Очень необычная вдобавок в «Золотом петушке» драматургия, если можно так сказать, тембровая – не только в оркестре, но и в распределении голосов, построении вокальных партий. Звездочет (очень редкий голос, тенор-альтино) – Шемаханская царица – Петушок, связанные не сюжетно, а именно музыкально, интонационно, образуют такую странную триаду, во многом определяющую загадочную, мистическую сущность оперы.
В «Петушке» много гоголевского, необычного, неожиданного, инфернального, труднообъяснимого.
Василий Синайский, интервью для буклета спектакля

Мне кажется важным, чтобы опера, оперный театр как таковой был современен, воспринимался жанром современного искусства. И чтобы зрители явственно понимали, что люди, которые поют со сцены арию, – их современники, и музыка, которую они исполняют, – не просто абстрактно красивые мелодии, написанные сто или больше лет назад.
Мне очень интересна фигура самого Додона. Его принято изображать дурашливым, этаким скоморошьим персонажем, своего рода недоумком. Но мне кажется, в этом персонаже скрыто много психологических нюансов, поэтому мы хотим представить его не буффонной, гротескной фигурой, а более глубокой.
Шемаханская царица – это почти персонаж комикса, такая супер-женщина. Но при этом она пытается разбудить в Додоне, потерявшем на своей должности все человеческое, те струны, которые давно в нем не звучали, разбередить его. И ей это удается. Печально то, что именно тогда, когда они начинают звучать, Додон умирает, такая вот смертоносная выходит любовь.
Народ в «Петушке» – объект одновременно сожаления и иронии, ведь опера написана под впечатлением от безумств первой русской революции, и с сильнейшим разочарованием в ней. Но как истинный русский интеллигент Римский-Корсаков продолжал верить в народ-богоносец, в этой идее он не окончательно разочаровался. Прекрасен саркастический финал – «Что даст новая заря? Как же будем без царя?». Вот мастерство композитора и либреттиста! Двумя штрихами они нарисовали то, над чем мучается уже не одно поколение: портрет русской идеи.
Кирилл Серебренников, интервью для буклета спектакля

То, что актуализация оперы будет решительной, было ясно сразу. Таков режиссерский принцип Серебренникова. Но то, что Римский-Корсаков окажется столь подвластным этому принципу, – было далеко не очевидно. Написанная после революции 1905 года, опера воспринималась всеми как страшная злободневная сатира. Композитор, веривший в неизменность русской идеи, внезапно прозрел и впервые осознал конец сказочной древней Руси. Желчный и ядовитый музыкальный язык этой оперы, пронизанной изысканной музыкальной рефлексией, был воспринят как новаторский и опасный, и хотя оперу на пушкинский сюжет запретить не решились, но долго томили ее, чтобы потом обезопасить стилистикой детской сказки. С тех пор ее сатирическая сила угасала, превратившись к исходу советской власти в милый детский утренник.
Серебренников решительно переместил ее в разряд «взрослых» спектаклей.
«Российская газета»

Новый «Золотой петушок» в Большом – это спектакль, в котором пристрастие режиссера Кирилла Серебренникова к социальному цирку на сцене идеально ложится на волшебно-сатирический ребус Римского-Корсакова. А вместо детской сказки, за которую иногда принимают оперу, воздвигается широкоформатная притча для взрослых, излагаемая со всей возможной тщательностью при помощи музыкального руководителя Василия Синайского.
газета «Московские новости»

В общем, символы былого так сдобно перемешаны со злободневными анекдотами, что обхохочешься. Политический театр, устроенный Серебренниковым на главной оперной сцене страны, является не пощечиной, а скорее грубым развлечением. И уже понятно, что это может отпугивать как поклонников по-настоящему радикальных жестов, так и защитников хорошего вкуса.
интернет-портал «OpenSpace.ru»



Николай Римский-Корсаков

Золотой петушок

Большой театр, Москва
Премия «Золотая Маска» 2012 г. - «Лучшая работа художника по свету в музыкальном театре»
Номинации на Премию - «Лучший спектакль в опере», «Лучшая работа дирижера», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая работа художника по костюмам в музыкальном театре» (Кирилл Серебренников, Галя Солодовникова), «Лучшая мужская роль» (Владимир Маторин), «Лучшая женская роль» (Венера Гимадиева)

опера в 3-х действиях

Либретто: Владимир Бельский по Александру Пушкину

Музыкальный руководитель и дирижер: Василий Синайский
Режиссер-постановщик: Кирилл Серебренников
Сценография и костюмы: Кирилл Серебренников, Галя Солодовникова
Видео мэппинг: Russian Visual Artists
Художник по свету: Дамир Исмагилов
Главный хормейстер: Валерий Борисов
Хореограф: Екатерина Миронова

Артисты: Владимир Маторин, Борис Рудак, Дмитрий Хромов, Андрей Григорьев, Михаил Дьяков, Валерий Гильманов, Николай Казанский, Дмитрий Скориков, Татьяна Ерастова, Джефф Мартин, Михаил Серышев, Венера Гимадиева, Дарья Зыкова, Даниил Манько, Савелий Манько, Денис Сухомлинов

Продолжительность 3 ч. 15 мин.