МакДонах, как настоящий автор, видит в своих героях не узнаваемые обывателями характеры, а онтологическую, небытовую историю. Но при этом – у него получается писать так, чтобы быть понятным для всех. Ощущение классики возникает из-за того, что он использует в этих простых житейских ситуациях скрытые библейские и мифологические аллюзии. В «Безруком из Спокэна» история строится на особом современном переосмыслении категории телесности. В этой пьесе важным становится не только идея физической потери руки, но и потеря чувствительности к человеческой боли – духовной, прежде всего. При этом глубина трагического переживания сродни античной: Кармайкл пытается бороться с судьбой, с неотвратимыми обстоятельствами, но сам же доводит этот сюжет до абсурда, до американского комикса – становится безумным коллекционером чужих рук. Эта пьеса МакДонаха предлагает невероятный сплав классической глубины и постмодернистской иронии, комикса, насмешки над штампами современной культуры – и очень авторского взгляда на человеческое существование.
Сергей Федотов, интервью журналу «Экшн»

Жанр спектакля обозначен как «психологический коМикс», но на самом деле «Безрукий из Спокэна» – настоящий коктейль, почти что жанровая антология. Слой детектива: однорукий маньяк выстрелом из пистолета кладет конец возне в шкафу, а после нагло врет пронырливому портье, услышавшему выстрел. Слой комедии положений: какие глупости может совершить прикованный к батарее человек. Слой абсурда: на волоске от смерти истинный американец будет требовать политкорректного обращения от убийцы. Слой черного юмора: потерявший руку десятилетиями упивается видением – бандиты машут ему отрезанной конечностью. Плюс психология: пойди разберись, почему человек так упорно цепляется за свое прошлое, комплексы и травмы, вместо того, чтобы жить дальше. И, конечно, сантименты: сколько непоправимого может совершить человек, пытаясь достучаться до другого.
При этом оформлен «Безрукий из Спокэна» в духе старого доброго натурализма. Мир настойчиво прикидывается нормальным, удобным, домашним. Но все меньше может скрыть зародыши угрозы и изъяна, которые уже пустились в рост.
Герои МакДонаха ведут себя, как обычно ведут себя люди, оказавшись лицом к лицу с чем-то ужасным: пытаются привыкнуть к случившемуся, найти в нем зародыш здравого смысла. И понимают, как безгранично одиночество человека, готового жизнь отдать (а уж руку на отсечение и подавно) за то, чтобы быть понятым. Поэтому и встречаются в финале «два одиночества», тихо умиляясь тому, что в «чужой душе – потемках» для каждого из них забрезжил какой-то свет.
газета «Ведомости»

Конечно, однорукий Кармайкл, посвятивший свою жизнь мести за отрубленную левую кисть, к тому же маниакально желающий вернуть себе эту утраченную часть тела, – смешон, нелеп, отвратителен. Но ситуация, придуманная МакДонахом, не просто абсурдна и невозможна в реальности (что это за таинственные торговцы отрезанными руками, действующие по всей Америке?!). Человек, потерявший руку, утративший собственную «целостность», занят ее безнадежными поисками. Неизбывная тоска по естественной изначальной цельности (неформулируемая, но ощущаемая) исподволь проникает в пьесу, на поверхности представляющую из себя черную эксцентрическую комедию.
«Петербургский театральный журнал»

Сергей Федотов, соединяя таких героев внутри одного сюжета, сочиняет новый, ни на что не похожий театральный жанр – «психологический коМикс», в который встроена игра с голливудскими цитатами, американскими стереотипами, узнаваемыми характерами, энергией самых разных жанров: от напряженного триллера, черной комедии, театра абсурда, циркового аттракциона до пронзительной драмы.
Интернет-портал «E1»


Это самая новая пьеса конкурсной программы – только полтора года назад состоялась мировая премьера пьесы Мартина Макдонаха на Бродвее, где сыграл голливудовская знаменитость Кристофер Уокен. Сергей Федотов, по праву считающийся лучшим постановщиком Макдонаха в России, тут же схватился за новый материал и поставил его так, как умеет только он. Зритель успевает и посмеяться, и испугаться, и загрустить, и поплакать над судьбой несчастного инвалида Кармайкла, который 27 лет колесит по всей Америке в поисках своей отрезанной руки. Постановку отличает тонкая стилизация: это одновременно и попытка создать на сцене фильм ужасов с саспенсом и криминальной интригой, и пародия на американский же стиль жизни и мышления. Пока монстр - главный герой испытывает наши нервы на прочность, абслолютно безбашенный портье Марвин устраивает шоу из своей бессмысленной, ненужной даже ему самому жизни. Через мощно сыгранную роль Кармайкла (Иван Маленьких) зрителю транслируется главная тема спектакля: насилие стало нормой и потребностью современного человека, его психозом, неотвязчивой страстью. Вчерашний мученик очень быстро становится мучителем и не в силах прервать цель зла.
Павел Руднев



Мартин МакДонах

Безрукий из Спокэна

Театр «У Моста», Пермь
Номинации на Премию «Золотая Маска» 2012г. – «Лучший спектакль в драме, малая форма», «Лучшая работа режиссера»

психологический коМикс

Режиссура и сценография: Сергей Федотов
Художник по костюмам: Ольга Панькова

Артисты: Иван Маленьких, Анатолий Жуков, Виктор Шестаков, Сергей Газин, Марина Бабошина, Анастасия Перова, Сергей Мельников, Василий Скиданов

Продолжительность 2 ч. 40 мин.