Произведения такого масштаба и такого качества очень редко встречается в современной драме. В пьесе соблюдены каноны единства времени, места, действия, и при этом в ней очень жесткая конфликтная структура. Август – жаркий месяц лета, когда тяжело дышать. За этим стоит главный образ пьесы – духота. Закупоренный дом и спертый воздух, в котором нет никакого свежего дыхания, и в этом спертом воздухе находятся люди, которые сами себя сделали несчастными. Мы видим семью, которая разрушена, как и ее старый дом. В течение сорока лет в нем страдала система коммуникаций. Дом с прогнившим фундаментом – это метафора разрушенных взаимоотношений. В этой пьесе, по сути, рассказано про гибель империи. Про то, как цивилизация, образ которой – дом, гибнет, потому что нет главного – взаимопонимания. На территории этого дома идет бесконечная война. Ни в чьих отношениях нет надежды на восстановление. Люди не умеют прощать друг другу. У них нет на это сил. Тяжело жить с открытым сердцем. Жуткая беспросветная история…

Марат Гацалов


«В каком графстве?..» – иронически спрашивал в «Аркадии» БДТ романтический Септимус Ходж. С тех пор слово, кажется, со сцены не звучало. На вопрос «В каком графстве?» спектакль Марата Гацалова определенно отвечает: в нашем, родном, российском графстве-государстве, где дома запущены и не прибраны так же, как захламленный дом совершенно русской, простоволосой, с даром легких бабьих слез, несчастной, взбалмошной и зависимой от всех Вайолет Уэстон.
Не случайно Гацалов в программке подробно объясняет, что такое Осейдж. Среди 77 округов штата Оклахома Осейдж, самый большой по площади, – место исторического обитания многочисленных индейских племен. Там растут 400-летние дубы, в прериях когда-то обитали миллионы бизонов, которых истребили так же, как и индейские племена. И так же, как истребляет себя на наших глазах некогда большая семья и вообще белая цивилизация. И когда скоро все кончится, снова на этих камнях останется она, индейская (варианты – мусульманская, китайская…) девушка со своими оберегами. …В комнатах потемки, мы сидим, окружая персонажей со всех сторон, – то ли незваные гости, то ли члены семьи. Весь спектакль лица героев будут освещены не театральным, а почти бытовым светом – настольными лампами, фонариками, бытовыми электроприборами. В ночном полумраке (иногда и в полной тьме) будут вестись разговоры, вспыхивать и затихать скандалы.
Гацалов разрабатывает такую же сценическую картину как в «Экспонатах», так же стремится к подлинности и верит в бога деталей. За «вертикаль» отвечает загадочная индейская Джонна, остальное развивается по горизонтали, двигаясь переходами атмосфер, звуками полушепотов-криков-параллельных разговоров-точных акцентов и актерской свободы в этом рисунке.
Один из домов одноэтажной Америки пустеет. На полу лежит Вайолет. И если в других спектаклях Джонна поднимает ее и возвращает к жизни (они будут коротать теперь дни вдвоем), то у Гацалова индианка не обращает никакого внимания на старуху, продолжая жить своей неразгаданной никем жизнью.

«Петербургский театральный журнал», блог


Сцена преимущественно окутана полумраком, все персонажи появляются внезапно, словно из ниоткуда, из-под земли, и их перманентные выяснения отношений друг с другом и с миром воспринимаются более значительными, нежели прямое развитие сюжета, воспринимаются как откровения. Все – и зрители, и герои – оказываются в положении людей, вольно или невольно подглядывающих, подслушивающих чужие тайны.

журнал «Страстной бульвар, 10»


Все герои «Августа» беспросветно, безнадежно несчастны и бесчеловечно злы. И этим напоминают нас. Ни у кого нет шанса на другую жизнь, они все обречены. Большая семья Уэстонов в финале разваливается. Пресловутого луча света в темном царстве там нет. Автор ухитрился поместить этот луч за пределы материала – в головах и сердцах читателей и зрителей.
Добро пожаловать домой. Добро пожаловать в скандалы, взаимные обвинения, ложь, одиночество и несчастье. Добро пожаловать в отчаяние, в осознание того, что твоя жизнь прожита зря, она не имеет ни смысла, ни красоты, ни любви. Добро пожаловать в ад.

интернет-портал «Аkadem.info»


За пьесу «Август: Графство Осейдж» Трейси Леттс получил в 2008 году Пулитцеровскую премию и успех на Бродвее. Главное событие этой многонаселенной драмы – исчезновение отца, 69-летнего Беверли Вестона, решившего проститься с надоевшим настоящим. Теперь большое семейство в сборе, и представители всех поколений без конца выясняют отношения. Истерические повороты сюжета то и дело отправляют зрителя к психоаналитику, но в целом эта история о том, что любая семья – ад. В новосибирском спектакле Марата Гацалова взята замечательно точная интонация, которая адаптирует оклахомские жаркие страсти к российскому градусу.

Кристина Матвиенко



Трейси Леттс

Август: графство Осейдж

Театр «Глобус», Новосибирск
Премия «Золотая Маска» 2013г. - «Лучшая работа режиссера»
Номинации на Премию - «Лучший спектакль в драме, малая форма», «Лучшая работа художника», «Лучшая женская роль»(Людмила Трошина), «Лучшая роль второго плана» (Лаврентий Сорокин)

Перевод: Ольга Бухова

Режиссер: Марат Гацалов
Сценография и костюмы: Алексей Лобанов
Режиссер мультимедиа: Наталья Наумова
Художник по свету: Елена Алексеева

Артисты: Александр Кузнецов, Людмила Трошина, Светлана Галкина, Павел Харин, Марина Кондратьева, Елена Гофф, Светлана Прутис, Ирина Нахаева, Евгений Важенин, Юрий Буслаев, Ирина Камынина, Лаврентий Сорокин, Артур Симонян

Продолжительность 2 ч. 35 мин.

Внимание! Нестандарнтная рассадка зрителей. схема зала


Возрастная категория 18+