Спектакль идет на французском языке с русскими титрами.

«Граф Ори» – великолепная партитура, которую Ференц Лист сравнивал с пузырьками шампанского. На мой взгляд, это очень удачная характеристика оперы, уже давно признанной бесспорным шедевром великого мастера. Богатство и изящество музыкального языка, легкость и виртуозность стиля, искрометный юмор, блеск и тонкость красок – здесь есть все то, чего нам не хватает в повседневной жизни и что хотелось бы в эту жизнь привнести.

Павел Клиничев


Люди перестали легко шутить друг над другом. Мы замкнуты в себе, обстоятельства диктуют скорее сарказм, агрессию, а хорошая комедия стала редкостью. Россини и Скриб написали веселую оперу, которая дает ощущение радости, легкости, приподнятости духа – почему бы нам сегодня этим не воспользоваться? «Граф Ори» не ставился в России почти двести лет. Для меня как постановщика это немного авантюрная затея – представить такого неожиданного Россини. Тем самым хотелось бы показать зрителям, что не все произведения, не попавшие в ряд классических оперных хитов – неудачны. На мой взгляд, существует множество красивых, мелодичных, незаслуженно забытых опер. И «Графа Ори» мы ставим именно для того, чтобы открыть российской публике другого Россини.

Игорь Ушаков


Нам, живущим в XXI веке, невозможно представить, что такое XIII век – это совершенно за гранью наших возможностей. Я понял, что нужно искать абстрактный ход. Такой, который давал бы понять, что на сцене – Средневековье, но при этом лишал бы декорации излишней материальности. Тогда, в такой условности, можно было бы существовать актерам и со всей серьезностью рассказывать историю про Графа Ори – странную, но все же имеющую к нашему времени отношение, связанную с нами. Сейчас очень часто подобные «доисторические» сюжеты рассказывают, перенося действие в современность. Нам же не хотелось быть неоригинальными. Наш спектакль остался в том далеком времени, просто он ушел из эстетики натурализма в книжную графику, средневековую гравюру – раскрашенную, но при этом очень аскетичную. Ведь люди тогда не рисовали натуралистично – не тот был характер мышления, рисовали знаками, какими-то философскими символами. И до тех пор, пока эпоха Возрождения и Леонардо да Винчи не изобрели перспективу, люди мыслили некими плоскостями. Вот такие плоскости можно будет увидеть и в нашем спектакле. Они ничего не изображают, а скорее создают ощущение – это такой орнамент, танцующий в пространстве.

Алексей Кондратьев


Спектакль екатеринбуржцев – пример актуализации без эпатажа. Сценография Алексея Кондратьева – рифлёеное железо, грубые деревянные балки, красные и песочные панели, ломаными углами по-авангардистски обозначающие контуры средневекового замка крестоносцев – смотрятся современно, но в то же время в них ясно угадывается мысль о мужественных и сумрачных силуэтах средневековой архитектуры бургов и донжонов. Костюмы Ирэны Белоусовой не исторические в прямом смысле слова, но мотивы средневековой моды в них явно угадываются.
Режиссер Игорь Ушаков, инициатор постановки на екатеринбургской сцене этого раритета, которого, очевидно, привлекли широкие возможности опуса по обыгрыванию весьма фривольного сюжета, далек от того, чтобы трактовать эту комедию положений прямолинейно – то есть как скучное моралите о торжестве добродетели и посрамлении порока. История французского Дон Жуана, даже несмотря на дважды неудачу, постигшую главного героя в его амурных притязаниях, далека от дидактики. Отнюдь: спектакль Ушакова полон деликатного эротизма, а главную героиню – пуританку графиню Адель – мучают нешуточные страсти. Спектакль Ушакова – легкий, игривый, занимательный: режиссер позволяет себе многое, но все его находки точно укладываются в характер и стиль партитуры. Образы не только трех центральных героев, но и второстепенных персонажей, ярки и выпуклы, характеры уверенно прочерчены, кроме того, Ушаков хорошо понимает специфику жанра, где сложнейший вокал – не менее значимый компонент театральности, поэтому действие разворачивается преимущественно на авансцене: вокалистам удобно, комфортно петь, не напрягаясь, стремясь придать своему вокалу необходимую россиниевскую грациозность.

интернет-сайт «OperaNews.ru»


Историю о снедаемых любовной тоской женщинах, покинутых их мужчинами ради войны и ставших приманкой для тех, кто предпочитает любовь – войне, режиссер Игорь Ушаков представил вполне современно. Избегая радикальной модернизации сюжета, но относясь к происходящему с некоторой долей иронии, он наполняет ткань спектакля множеством остроумных находок. Атмосфера любовного опьянения кружит голову всем обитателям спектакля и щекочет нервы зрителю, но непосредственность и пластическое изящество, с которым поставлены и исполнены артистами даже наиболее двусмысленные сцены спектакля покоряют самого критичного зрителя.

газета «Уральский рабочий»


В своей предпоследней опере Россини попытался скрестить итальянский жанр «опера буффа» с традициями французского музыкального театра, тяготевшего в те времена к трагедии. В результате получилась «веселая мелодрама», которая очень быстро канула в Лету. И только в конце XX века опера «Граф Ори» стала причудливым лакомством от маститых режиссеров. Игра с разными музыкальными стилями, верность Россини старому остроумию Моцарта и завуалированные эротические подтексты, которые становятся более напряженными и чувственными. Когда такой спектакль ставят в ведущих театрах мира, то ни у кого не вызывает вопросов их право на такое специфическое название. Когда же за дело берутся наши театры, даже такие опытные и зарекомендовавшие себя, как Екатеринбургский оперный, то у зрителя сразу возникают сомнения. Но в случае спектакля режиссера Игоря Ушакова и дирижера Павла Клиничева все колебания надо отбросить сразу. Их спектакль – тонкий, изысканный, пылкий, чувственный, а главное – задевающий нас, тех, кто живет через 800 лет после героев оперы Россини.

Вадим Журавлев



Джоаккино Россини

Граф Ори

Театр оперы и балета, Екатеринбург
Премия «Золотая Маска» 2013г. - », «Лучшая работа художника по костюмам в музыкальном театре»
Номинации на Премию - «Лучший спектакль в опере», «Лучшая работа дирижера», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая работа художника в музыкальном театре», «Лучшая мужская роль» (Дмитрий Трунов), «Лучшая женская роль» (Надежда Бабинцева, Ирина Боженко)

Le comte Ory
комическая опера в 2-х действиях

Либретто: Эжен Скриб, и Шарль Гаспар Делетр-Пуарсон

Дирижер: Павел Клиничев
Режиссер: Игорь Ушаков
Художник: Алексей Кондратьев
Художник по костюмам: Ирэна Белоусова
Художник по свету: Евгений Виноградов
Хормейстер: Эльвира Гайфуллина

Артисты: Дмитрий Трунов, Ирина Боженко, Надежда Бабинцева, Олег Бударацкий, Георгий Цветков, Татьяна Никанорова, Ольга Пешкова, Владимир Боровиков, Анатолий Драчев

Продолжительность 2 ч. 30 мин.


Возрастная категория 16+