Спектакль «Sepia» инспирирован романом Кобо Абэ «Женщина в песках». Но это не переложение истории, а попытка передать моменты состояний человека в определенных условиях. Песок в спектакле одновременно является средой обитания героев, символом времени и внешним фактором, трансформирующим тело и сознание. Бесконечность сыплющегося песка подчеркнута длинными, тянущимися звуками симфонии Авета Тертеряна.

Татьяна Баганова


Идея постановки спектакля на музыку Авета Тертеряна с использованием песка возникла у Татьяны Багановой, и она вовлекла меня в этот процесс. Работа доставляла огромное удовольствие и наслаждение, благодаря прекрасной команде: хореографу – Татьяне Багановой, художнику по свету – Нине Индриксон и танцовщикам театра. Музыка, танец, сценография и свет в спектакле вытекают одно из другого – это краски одного полотна, поэтому очень важно в работе почувствовать друг друга и быть на одной волне. Для меня «Sepia» – спектакль о двух неподвластных человеку стихиях Любви и Времени, об их взаимодействии и противостоянии, которые в конечном итоге рождают Вечность. Эти стихии всегда внутри нас и заставляют действовать или бездействовать.

Анастасия Соколова


Свет в спектакле «Sepia» призван поддержать все его составляющие: экспрессивную и чувственную хореографию Татьяны Багановой, эмоциональную, импульсивную и напряженную музыку Авета Тертеряна, выразительную, лаконичную и эффектную сценографию Анастасии Соколовой, завораживающий финал: песок, струящийся из прозрачных «часов» на танцующих героев Кобо Абэ, заполняет сцену с неотвратимостью текущего времени.

Нина Индриксон


«Sepia», разумеется, не пересказ «Женщины в песках», хотя песок, струящийся из подвешенных к колосникам стеклянных колб, служит не только оформлением спектакля: он диктует ритм, атмосферу, хореографическое и образное его решение. Гипнотическая «Sepia», лишенная линейного сюжета и конкретных персонажей (отношения литературных мужчины и женщины распределены между четырьмя парами), затягивает внимание так же неуловимо и неудержимо, как воронка песочных часов песчинки. Спектакль, в котором групповой танец то поглощает, то выдавливает сольный, дуэты возникают как бы случайно и так же ненароком растворяются в мареве мизансцен, лишен четкой структуры в том смысле, который имел в виду Кобо Абэ, утверждая, что «как раз отсутствие формы и есть высшее проявление силы».
Сила хореографа Багановой в «Sepia» несуетна и очевидна: творческая свобода автора скована лишь образными задачами. Лексика спектакля ограничена партерными движениями: в холмиках и дорожках песка, постепенно заполняющих сцену, не распрыгаешься и не повертишься – как в той песочной яме, в которой обитают герои Абэ. Но самоограничения лишь подхлестывают фантазию хореографа. Никогда раньше в спектаклях Багановой не было такого обилия поддержек, никогда еще так разнообразно и выразительно не работали тела артистов. Не было и такого напряженного противостояния в дуэтах, участники которых то и дело меняются ролями: ведущий становится ведомым, подчиненный – подчиняющим. Эротическая и психологическая наэлектризованность парного танца нагнетает саспенс этого спектакля, заставляя ожидать развязки с тягучим наслаждением – как финала первоклассного детектива.

газета «Коммерсант»


Взяв песок в качестве рабочего материала (сухая субстанция течет из подвешенных над сценой сосудов, летит, растирается ногами по полу), хореограф напомнила нам о прежних своих работах, где ее друзьями становились вода и снег. Нечто первобытное, очень женское и очень правдивое отражается в багановской «Sepia» – то шаманство, что кино ищет в Азии; ну, собственно говоря, в танце почти то же самое – Екатеринбург ровно на границе Европы и Азии и находится.

газета «Московские новости»


Сепия – краска светло-коричневого оттенка. Как раз такого цвета чаще всего бывает песок, ставший символом балета Татьяны Багановой. Она сочиняла его, как обычно в последние годы, сначала для американской программы «Интернациональные хореографы», затем, в новом варианте, – для своей труппы «Провинциальные танцы». Использовала музыку любимого автора Авета Тертеряна, найдя во фрагментах его Восьмой симфонии все, что нужно: дух первозданного бытия, магический и суггестивный. Реплику программки о том, что спектакль создан по мотивам «Женщины в песках» Кобо Абэ, не стоит воспринимать буквально. Если здесь что и есть от культового философского романа, то это особое ощущение времени. И атмосфера – по-японски медитативная и неуловимая. Как тот зыбучий песок, который вместе с четырьмя парами актеров становится главным персонажем спектакля и его сценографической средой. Он постоянно сыплется на танцующих, вместе с изысканной световой партитурой создавая зрелище почти гипнотической красоты.

Лариса Барыкина



Sepia

Провинциальные танцы, Екатеринбург
Номинации на Премию «Золотая Маска» 2013г.- «Лучший спектакль в современном танце», «Лучшая работа хореографа»

Музыка: Авет Тертерян, фрагменты Восьмой симфонии

Хореограф: Татьяна Баганова
Художник: Анастасия Соколова
Художник по свету: Нина Индриксон

Артисты: Ольга Севостьянова, Екатерина Савельева, Алена Лежава, Ксения Михеева, Ксения Степанова, Олег Степанов, Антон Лавров, Дмитрий Богуш, Роман Бородин

Продолжительность 30 мин.


Возрастная категория 16+