+7(499) 951 01 51

+7(499) 951 01 51

Вячеслав Дурненков
Ручейник, или Куда делся Андрей?
Участник программы «Новая пьеса» Фестиваля 2013 года



информация о спектакле
фотографии
комментарий в facebook
видео



Театр «Старый дом», Новосибирск

по тексту Вячеслава Дурненкова

Режиссер: Семен Александровский
Художник: Константин Соловьев
Режиссер мультимедиа: Наталья Наумова

Артисты: Яна Балутина, Анатолий Григорьев, Сергей Дроздов, Олеся Кузьбар, Светлана Марченко, Ирина Попова, Евгений Петроченко, Виталий Саянок

Голос Ильи Сергеевича: Вячеслав Митянин

Продолжительность 45 мин.

Внимание! Нестандарнтная рассадка зрителей. схема зала

Возрастная категория 18+

Многие привыкли приходить в театр, как в гастроном, зная, что купят колбасы, а театр этого не предполагает. Театр вообще должен предлагать дискомфортное существование, я прихожу в театр для того, чтобы меня поставили на место, чтобы я задумался, был ошарашен, находился в недоумении. И постановка Семена Александровского – это для меня редкий случай, когда во время спектакля я смог вернуться к себе десятилетней давности, в момент, когда писалась эта пьеса. Тогда уже было понятно, что происходит в стране, и мне нужно было выразить свое отношение, показать, что Советский Союз никуда не делся. Сегодня я понял, что за десять лет многое изменилось и той надежды, с которой писалась пьеса, во мне уже нет.

Вячеслав Дурненков


Важно, чтобы зритель сидел близко ко всем вещам, ощущал их подлинность, это вызовет больше доверия к тому, что мы хотим показать. Мы работали с текстом Вячеслава Дурненкова, как с документом. В пьесе рассказывается история журналиста Андрея, который поехал в деревню собирать материал о неком святом старце. Мы предположили, что главный герой собрал какой-то материал, есть его блокнот, диктофон, камера, стол, а самого Андрея нет, только артефакты его жизни. На столе героя лежат личные вещи: солдатики, фотографии, книжки, слайды. Из этих предметов, как из осколков, складывается личность Андрея – человека, рожденного в Советском Союзе, воспитанного в романтизме и идеализме тех времен, в зрелом возрасте оказавшегося в другой стране, где все перевернулось. Герой чувствует себя потерянным, ему кажется, что в жизни не осталось ничего настоящего. В поисках этого настоящего он и отправляется в деревню.
Мы не хотим ничего решать за зрителя – вот что главное в спектакле. Эта постановка может вызвать у человека раздражение, но главное – он получит опыт, это лучше, чем если он будет расслабленно сидеть в кресле, получать удовольствие и уйдет ни с чем.

Семен Александровский


Перед нами театр, сознательно отчуждающий законы театральности и упорно настаивающий на объективации изложения. Театр, выходящий за границы своей компетенции. «Ручейник, или Куда делся Андрей?» – сорокаминутное путешествие по подсознанию некоего человека, а при внимательном рассмотрении – своему собственному. Нет обычного распределения ролей, четкого линейного повествования, проторенной схемы развития и эмоционального воздействия. Есть сочетание ритма, звука, света, медитативных практик, фототекста, мультимедиа и видеоарта. Коллективный сеанс гипноза, который приводит к лихорадочной работе мозга, будь то поиск смыслов, переваривание информации, попытка принятия/неприятия всего происходящего или всего лишь способ настроиться на волну.

газета «Новая Сибирь»


Пьеса «Ручейник» написана в 2004 году – и она из разряда «нежных» пьес тольяттинца Вячеслава Дурненкова, который путем сложных рефлексий разбирается с простым сыновним чувством молодого человека, ищущего опоры в жизни. Журналист Андрей приезжает в деревню Агафоново, чтобы написать про местного «святого» – сбитого во время войны летчика Илью Сергеевича, которого местные сначала спрятали в бане и выходили, а потом уже поверили в его «святость». Проповеди Ильи Сергеевича по-военному лаконичны и содержат в себе практические советы по самостоятельному выживанию – кумир агафоновцев понимает, что доживает свой век. В спектакле Семена Александровского молодые артисты новосибирского «Старого дома» присваивают себе текст Дурненкова как поэзию или как дневник, а не как пьесу, в которой есть характеры и роли. И это – вместе с видеопроекциями Натальи Наумовой – создает ощущение сугубо личного, бесхитростного и откровенного признания. О себе, своем сомнении, своем отце.

Кристина Матвиенко





ФОТОГАЛЕРЕЯ

КОММЕНТАРИИ В FACEBOOK

ВИДЕО