Театр Наций пытается дать молодой режиссуре площадку для полноценного высказывания. Максим Диденко, один из лидеров режиссерского поколения 20-30-х летних, - как актер развивался в традициях трагической петербургской клоунады и перформанса. Но впервые поставил спектакль в свойственной своему прошлому манере, соединив миманс и цирк вместе со своим уже привычным интересом к русскому художественному авангарду 1910-1920-х годов. Даже сходу не разберешь чего тут больше: трагифарсовой клоунады, линий и красок русского революционного авангарда или декаданса начала века от Пикассо до экспрессионизма. Здесь почти не произносят слов: "Идиот" Достоевского рассказан как балаганная история или немое кино, где Рогожин напоминает то ли драчуна Арлекина, то ли красного комиссара, а князь Мышкин, чью роль исполняет блистательная Ингеборга Дапкунайте, соответственно то ли печальный Пьеро, то ли хрупкий интеллигент, раздавленный тектоническими сдвигами истории. Грустные глаза страдальца и вечно открытый рот ребенка-идиота делает из сценического Мышкина образ, - на парадоксе - близкий к философии Достоевского. Бессловесный князь Мышкин пищит жалобно, как кукла, но этот пронзительный писк звучит, как молитва.

Павел Руднев


Максим Диденко — режиссер, облюбовавший эстетику советского авангарда и работающий в редком жанре визуального театра. Всегда неожиданное сценическое пространство, сложнейший видеомэппинг, почти цирковое трюкачество и агрессивная клоунада. Если вы за смелые трактовки и радикальные эксперименты, новый хит Театра Наций обязателен к просмотру.
Главный аттракцион спектакля (и главное его украшение) — конечно, Ингеборга Дапкунайте. Актриса бесстрашно вживается в роль Мышкина, немого малыша в чаплиновском котелке. Семенит ножками, кивает головой как китайский болванчик, жалостливо пищит. Ее князь — худенький зверек, попавший в страшную страну. Трактовка неожиданная, но точная. Работа художника проекта Павла Семченко (один из основателей знаменитого инженерного театра АХЕ) заслуживает отдельной статьи. Зритель смотрит спектакль-аттракцион, разгадывает виртуозный ребус и анимированную инсталляцию. В одной из сцен перед ним — буквально — разгуливают гигантские рогожинские глаза (артисты надевают гигантские шляпы). Для образа родины найдена блестящая метафора — деревянные детские лошадки (они выставлены на авансцену), на которых Мышкин и Рогожин возвращаются в Россию. И дом с окнами и дверьми в форме гробовых крышек.
Самое удивительное, что форма в спектакле не перечеркивает содержание романа, а ирония не убивает философию. Смешное в этом спектакле обрачивается страшным, личная трагедия клоуна становится трагедией общей. Мышкин в финальной сцене окончательно сходит с ума. Так что клоунада клоунадой, а Диденко вслед за Достоевским утверждает: чистые и добрые в этой стране не выживают.

Журнал «Ваш Досуг»

Хотя в сценической версии романа «Идиот» фигурируют двадцать героев, в постановке Театра наций задействовано всего четыре актера. Князя Мышкина играет Ингеборга Дапкунайте. По словам режиссера Максима Диденко, «в мире, среди всего прочего, утеряно две вещи: культура клоунады и восприятие Достоевского как живого ироничного человека». Поэтому «Идиота» играют «в эстетике черной клоунады». Пространство организует мастер сложных медиаинсталляций Павел Семченко из Инженерного театра «АХЕ».

Интернет-издание «Театрал-онлайн»



Идиот

Театр Наций, Москва
Участник программы «Russian Case» Фестиваля 2016 и 2019 года
Клоунада-нуар по одноименному роману Федора Достоевского

Режиссер и хореограф: Максим Диденко
Инсценировка: Константин Федоров, Максим Диденко
Сценограф и художник по свету: Павел Семченко
Видеохудожник: Илья Старилов
Художник по костюмам: Анис Кронидова
Композитор: Иван Кушнир

Артисты: Ингеборга Дапкунайте, Александр Якин, Роман Шаляпин, Артем Тульчинский

Продолжительность 1 ч. 30 мин.
Возрастная категория 18+