Никогда не забуду, как в 13 лет я впервые попал в Театр Сатиры. Там играл Андрей Миронов. На меня это тогда произвело неизгладимое впечатление. Природа актерского существования, мастерство и невероятное природное обаяние актера меня потрясли. Андрей Миронов – это последний в русском театре «певец водевиля». У нас ведь только через него остались впечатления о том, что такое хороший русский водевиль и какая она, настоящая игра артиста водевиля. Он нес в своих работах истинную легкость этого жанра и абсолютное удовольствие от общения с ним.

Борис Мильграм
В пьесу «На всякого мудреца довольно простоты» Островским вплетено множество водевильных ситуаций, однако современники не оценили такой неординарный художественный прием и упрекнули драматурга в измене реализму. Борис Мильграм, напротив, решил покориться авторскому замыслу, чтобы создать на сцене водевиль. Театральный жанр, бурно расцветший в России еще в XVIII веке, сегодня выглядит архаично, поэтому перед режиссером стояла задача не утонуть в многовековой пыли и создать драматический спектакль с песенками-куплетами и танцами, интересный современному зрителю. Так возникла постановка на грани жанров и стилей.

«Петербургский театральный журнал», блог
Пьеса Островского «На всякого мудреца довольно простоты» написана во времена царствования Александра II, когда карьеристы и приспособленцы всех мастей утвердились как социальный тип, востребованный властью. Это сегодня мы можем говорить о том, что Островский классик, которого надо от чего-то защищать. А тогда он сам вступал в бой как умный и бесстрашный художник. …Мильграм не случайно посвящает спектакль Андрею Миронову. Стиль отечественного телевизионного бенефиса вызывает в памяти советские 70-е с их одновременно игровой и душной общественной атмосферой.

«Российская газета»


Комедия Островского написана в конце 1860-х, ровно в то время, когда русский водевиль потеснила с Запада оперетта. Худрук пермского Театра-Театра Борис Мильграм объединил в своем спектакле художественные тренды разных эпох: допотопный жанр водевиля соседствует с модным стендапом, исторический грим Крутицкого, сделанный для Станиславского, – с клоунскими репризами Голутвина и Курчаева, пришедшими из постановки Сергея Эйзенштейна. Сцены у Турусиной выстроены в традициях советского телеспектакля. Вся линия Городулина, чья свита одета в униформу фирменных цветов Театра-Театра, проникнута самоиронией. Ключевой элемент сценографии Виктора Шилькрота – ширма: за ней так удобно скрывать свои пороки и слабости. У каждого из персонажей она своя, большая или маленькая. Во втором действии ширмы разворачивают и соединяют в помпезную многоярусную декорацию в стиле рококо. Ехидная музыкальная партитура Лоры Квинт пародирует привычный трэш радиоротаций. Мильграм избегает морализаторства, акцентируя тему и стихию игры (в эпиграфе к спектаклю: «Я так бессмысленно чудесен, что Смысл склонился предо мной» из Северянина), однако современного и узнаваемого Глумова Сергея Деткова трудно не примерить к себе и своим знакомым.

Андрей Пронин



На странице использованы фотографии Евгения Тернавского и Алексея Гущина













На всякого мудреца довольно простоты

Театр-Театр, Пермь
Номинации на Премию «Золотая Маска» 2017г. - «Лучший спектакль в драме, большая форма», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая работа художника»
водевиль по пьесе Александра Островского

Режиссер: Борис Мильграм
Художник: Виктор Шилькрот
Художник по костюмам: Ирэна Белоусова
Художник по свету: Евгений Виноградов
Музыка: Лора Квинт
Аранжировка: Татьяна Виноградова
Тексты песен: Николай Денисов
Хореография: Ирина Ткаченко

Артисты: Сергей Детков, Татьяна Виноградова, Сергей Семериков, Наталья Макарова, Михаил Гасенегер, Елена Старостина, Юлия Захаркина, Альберт Макаров, Семен Бурнышев, Петр Марамзин, Евгения Барашкова, Александр Шумилин, Марат Мударисов, Михаил Федотов, Анна Огорельцева, Кристина Перина, Алиса Санарова, Мария Коркодинова, Анна Меньшикова, Михаил Палкин

Продолжительность 2 ч. 50 мин.
Возрастная категория 16+