Я люблю авторов, которые прошли проверку временем, классику. Мне очень нравится в сотый раз рассказывать всем хорошо известную историю. Мне хочется ее рассказать так, как ее не знает никто. Вот сейчас мне хочется рассказать так «Чайку». И я, мне кажется, прочитал ее так, как ее никто не читал. Я думаю – надо же, ну вот же, написано! Почему никто этого раньше не заметил – главную историю?! Всегда «Чайка» в нашем воображении связана с образом птицы, парящей над морем, печально кричащей, возвышенной. И отсюда образ Нины, такой возвышенной, как чайка, а злой писатель пришел и сломал ей жизнь. Но ведь на самом деле чайка – это жуткая птица. Жуткая! Она орет! Вы слышали когда-нибудь, как орут разбушевавшиеся чайки? Это ад! Это крик младенца, которому отрывают голову! Это крик каких-то вопящих кошек! И это хищница, которая поедает живую рыбу и весь мусор, это не просто птичка. Это как крыса, только с крыльями – еще хуже!

Евгений Марчелли
Пьесу Чехова Евгений Марчелли поставил как жесткую, лишенную полутонов, почти натуралистическую драму с элементами черной комедии. На ее героев – эгоистичных людей искусства, идущих к славе по головам близких, – режиссер взглянул трезво, без розовых очков и придыхания. Так же как на символ пьесы – прекрасную чайку, изображенную на занавесе Художественного театра. Ведь на самом деле чайка – довольно неприятная хищная птица, которая проводит всю жизнь в охоте за рыбой.
Евгений Марчелли строит свой спектакль на контрастах, резко меняя стили и приемы. Он не только удивляет, но и сам ежеминутно удивляется каждой чеховской строчке, и эта готовность постоянно задавать вопросы и совершать маленькие открытия подкупает в его спектакле больше всего.

интернет-издание «Театрал-online»
Наполненный лукавой игровой энергией спектакль Евгения Марчелли по известной наизусть чеховской пьесе не пытается изобрести велосипед и дать новую интерпретацию заезженному до полной амортизации материалу. Напротив, пьеса тут скорее играет роль жесткой жизненной колеи, неумолимой, как рок, загоняющей благие намерения и большие надежды героев в прокрустово ложе предуготовленного сюжета. Спектакль начинается в полуэстрадной манере концертного исполнения, актеры, как могут, держат ироническую дистанцию, но чем ближе к финалу, тем больше в их игре неподдельной страсти и обреченности. Марчелли, как всегда, наполняет свой театральный текст снайперскими бытовыми наблюдениями, обнаруживает внутри человеческого быта много, слишком много театра и – вообще-то, точно по Чехову – ставит жестокую комедию о людях, желавших жить, но всю жизнь потративших на домашние спектакли друг перед другом. В череде эффектных режиссерских аттракционов выделяется саркастический поливариантный финал, в одном из фрагментов которого Треплев находит наконец долгожданный покой в объятиях Заречной. По традиции, особое удовольствие – наблюдать за рискованной красотой неожиданных марчеллиевских мизансцен.

Андрей Пронин


На странице использованы фотографии Татьяны Кучариной

Антон Чехов

Чайка. Эскиз

Театр драмы им. Ф. Волкова, Ярославль
Режиссер: Евгений Марчелли
Художник: Игорь Капитанов
Художник по костюмам: Фагиля Сельская
Музыкальное оформление: Игорь Есипович
Художник по свету: Дмитрий Зименко (Митрич)

Артисты: Анастасия Светлова, Даниил Баранов, Игорь Золотовицкий, Владимир Майзингер, Алена Тертова, Юлия Хлынина, Константин Силаков, Светлана Спиридонова, Яна Иващенко, Николай Зуборенко, Николай Шрайбер, Евгений Мундум, Римантас Сидабрас, Игорь Есипович, Илья Варанкин, Ирина Наумкина, Анна Ткачева

Продолжительность 3 ч.
Возрастная категория 16+