Это заключительная часть нашей трилогии «о бегстве». Но если в первых двух спектаклях мы рассуждали о том, куда человек сбегает от реальности, то в «Процессе» речь идет о реальности, которая сама подталкивает человека к бегству, выдавливает его из себя. У человека, не принимающего абсурд реальности как норму, нет иного выхода, кроме как тем или иным способом уйти из нее. Путешествуя по роману Франца Кафки, хотелось рассмотреть пошагово, как человек приходит к пониманию этого – необходимости бегства или ухода.

Дамир Салимзянов
Пророческая история Йозефа К., обвиненного непонятно в чем и ставшего жертвой невидимой безжалостной бюрократической машины, рассказана Дамиром Салимзяновым как случай, который может произойти с каждым. Способность режиссера вскрыть абсурдную сущность самой обыденной ситуации и довести ее до гротеска в «Процессе» достигает апогея, обнажая будничную сущность вселенского идиотизма. Происходящее с Йозефом К. в спектакле глазовского театра столь же смешно, сколь и страшно. Здесь каждый исполнитель играет по несколько персонажей, за исключением Владимира Ломаева в роли Йозефа К., обделенного, в отличие от других героев, выигрышным острохарактерным рисунком. Йозеф К. в спектакле интересен другим. Ломаев существует на сцене предельно точно и органично, оставаясь нормальным человеком в ненормальных обстоятельствах. Именно его человеческие реакции на всеобщее помрачение, парадоксальные и неожиданные, придают действию еще большую фантасмагоричность, создавая поле напряжения спектакля.

газета «Экран и сцена»
Экзистенциальная материя Кафки легко и смело опрокинута режиссером в российское «сегодня», персонажи, не меняя иностранных имен и не лишаясь абсурдистских примет, узнаются нашими соотечественниками. Металлические щиты и ширмы, безликая мебель образуют углы и закоулки непостижимого нормальному человеку мира, где происходит невесть что. Ощущение сумбура сменяется, однако, в финале, в предсмертной встрече героя с судебным капелланом скорбной стройностью.

журнал «Сцена»


Салимзянов поставил спектакль о трагическом отрыве креаклов от реальности, о социальной вине и неизбежности наказания.

«Петербургский театральный журнал», блог


Глазов ко времени распада СССР был стотысячным городом в Удмуртии, тесно связанным с атомной промышленностью. В 90-е и начале нулевых его население сократилось из-за экономической депрессии и закрытия предприятий. Сегодня в городе живет менее 93 тысяч жителей, но каждую неделю маленький зал театра «Парафраз», созданного в середине 80-х, заполнен до предела. Руководитель театра и режиссер Дамир Салимзянов сам написал инсценировку сложнейшего романа Кафки, переработав его в прозрачный, почти элементарный сюжет, чье действие происходит в агрессивной, темной среде провинциальных гопников и административного произвола. Актеры существуют на стыке гротеска и бытового правдоподобия, в котором ужас, переживаемый Йозефом К., имеет не инфернальную, но очень конкретную, узнаваемую природу. Наивное, почти любительское простодушие актеров на деле оказывается весьма изощренной игрой в «глазовский мир», а внедренная в ткань спектакля глава Конституции о правах человека превращает кафкианский абсурд в самый настоящий гиперреализм.

Алена Карась


Показ спектакля проходит при поддержке:


На странице использованы фотографии Лии Вересовой

  когда
14.04.2017
13.04.2017
19:00
19:00
   где
Театр им.Моссовета, сцена «Под крышей»

Процесс

Драматический театр «Парафраз», Глазов
По Францу Кафке

Инсценировка, сценография, постановка: Дамир Салимзянов
Художник: Сергей Попов
Художник по костюмам: Елена Попова
Художники по свету: Александр Зорин, Александр Зорин
Звукорежиссёр: Андрей Кашайских

Артисты:Владимир Ломаев, Евгений Иванов, Иван Васильев, Александра Конькова, Павел Шарыгин, Игорь Павлов, Павел Вершинин, Марина Алиева, Дамир Салимзянов, Любовь Бёрдова, Анна Сабурова, Елена Рыжикова, Лада Лукина

Продолжительность 2 ч.
Возрастная категория 16+