В «Цирке» много лирики, несмотря на масштабность картинки, на обилие юмора и даже сарказма, рожденного от столкновения человека с современным сознанием с официозным идеализмом любимой киноленты Сталина. Это даже не лиризм, а хрупкость – хрупкость человеческого тела, человеческого чувства и человеческой мечты на фоне гигантских утопических проектов нечеловеческих пропорций. В спектакле вообще очень важны пропорции, масштабы, соизмеримость или ее отсутствие, тем более что стилистически этот «Цирк» укоренен не в тоталитарных тридцатых, а, скорее, в эклектичных 20-х, где укреплявшаяся централизация и огосударствление любой инициативы соседствовали с экспериментальным «левым» искусством, с конструктивизмом и фантастическими архитектурными и научными проектами.
У Максима Диденко получился спектакль, в первую очередь, о силе и обаянии мечты. О том, как мечта возрожденческого масштаба подверстывает под себя реальность, оправдывая террор, узурпацию, лагеря, войны.
Но этот сюжет и об опасной зачарованности мечтой (мечтой и искусством), который Диденко испытывает на зрителях, проделывая простую, но эффектную операцию с сознанием аудитории. Никакая карикатурность, никакая лубочность или нелепость, вроде директора-Ленина и картонной ракеты, никакие предостережения не помешают нам обманываться, замирать от предчувствия волшебства и полета, отдаваться эмоции, пусть и, очевидно, срежиссированной.



интернет-издание «Газета. Ru»
Максим Диденко — один из самых востребованных российских режиссеров поколения 30+, автор спектаклей, для которых по-прежнему сложно подбирается какое-то определение, кроме, кажется, самим же Диденко и введенного в обиход — «русский физический театр». Это театр, работающий со сложной, почти акробатической, исполнительской техникой, сносно овладеть которой способен отнюдь не каждый актер русского репертуарного психологического театра. И не каждый сюжет этому театру годится, но цирковой — как раз подходит чрезвычайно удачно.
Диденко вступает в диалог с фильмом Григория Александрова, с одним из самых мощных русских киномифов. Режиссер воздает должное оригиналу в первую очередь в том, что касается жанра. Цирковой кинофеерии Александрова он отвечает театральной феерией. «Цирк» в Театре Наций роскошно зрелищен благодаря сценографии и костюмам, видеомэппингу и видеоонлайнам, изобретательным постановочным эффектам.
Отличается же современная феерия от первоисточника местом прописки – то есть ответом на вопрос, что такое СССР и что такое цирк. Превратив советский цирк в Центр исследований русского космоса (ЦИРК), а весь СССР – в отдельную планету, затерянную в мировом пространстве, Максим Диденко нашел своеобразный спасительный ракурс, с которого прошлое и настоящее не выглядят ни как антиподы, ни как заложники друг друга, ни как сиамские близнецы. Ракурс, который позволяет расстаться с прошлым, как и предлагали классики, смеясь. Хотя бы на два часа.

газета «Коммерсант»
Максим Диденко уже не один год осуществляет большой исследовательский и художественный проект по переосмыслению и «обезвреживанию» советского мифа. Поставленный им в Театре Наций спектакль «Цирк» не является римейком знаменитой советской кинокомедии, героиня которой Марион Диксон (Ингеборга Дапкунайте тонко и мастерски воссоздает в своей игре приметы не только звезды советского кино Любови Орловой, но и Марлен Дитрих, на образ которой ориентировался Александров) попадает в волшебную страну Советов как Алиса – в страну чудес. В этом фантастическом мире все люди – лазурного цвета: от картавого дедушки Ленина (Андрей Фомин), влюбленного изобретателя (Роман Шаляпин) и романтического героя (Павел Акимкин) до говорящей собачки (Данила Рассомахин, Павел Рассомахин). Здесь все пропорции нарушены: путешествующий с Марион сынок-младенец то пугающе велик, то с помощью волшебных секретов кукольного театра уменьшен до размеров головы (обаятельный Гладстон Махиб); реальный памятник Гагарину соседствует с так и не построенным Дворцом Советов, увенчанным гигантской скульптурой вождя. Раскачиваясь на цирковых лонжах Мэри «едет» не в небеса (как поётся в ее знаменитой песенке), а прямо в стратосферу. Превратив «Цирк» Александрова в Центр исследований русского космоса (ЦИРК), Максим Диденко, похоже, и СССР отправляет в фантастическую вселенную, затерянную в мировом пространстве. Это дает ему и его зрителям шанс хоть ненадолго посмеяться над прошлым, которое никак не выпускает из своих цепких объятий.

Алена Карась

На странице использованы фотографии Иры Полярной

Цирк

Театр Наций, Москва
Спектакль вошел в Long List Премии «Золотая Маска» 2018 года. Участник программы «Russian Case» Фестиваля 2018 года
мюзикл по мотивам одноименного фильма

Режиссер: Максим Диденко
Художник, художник по костюмам: Мария Трегубова
Композитор: Иван Кушнир
Автор либретто: Константин Федоров, Максим Диденко
Видеохудожник: Илья Старилов
Художник по свету: Иван Виноградов
Хореограф: Владимир Варнава

Артисты: Владимир Еремин, Антон Ескин, Данила Рассомахин, Елена Николаева, Иван Иванович, Ингеборга Дапкунайте, Алексей Миранов, Павел Рассомахин, Роман Шаляпин, Станислав Беляев, Гурген Цатурян

Продолжительность 1 ч. 45 мин.
Возрастная категория 12+