Мы считаем, и наверно не напрасно, что есть некий порядок в наших отношениях с тем, что нас окружает. Способов наведения и поддержания этого порядка весьма и весьма много. Стоит только представить себе, как их много, и сразу хочется выйти на улицу или съесть что-нибудь вкусное. Если забыть о всех остальных способах и посмотреть только на два из них – на «Танец» и на «Дверь», то получится спектакль «Двери» театра «АПАРТ». Многие думают, что танец – это ритмическое кружение и подпрыгивание, но это не так. Искусство танца состоит в ловком отрезании кусков пространства вокруг одного человека или группы людей с целью приведения этого пространства в порядок. Тех, кто отрезает хорошие куски, все остальные уважают и называют танцорами. Искусство дверей изучено гораздо меньше, хотя оно почти такое же древнее, как искусство танца. Кажется, что открыть дверь проще простого, но открыть смысл и предназначение Двери непросто. Конечно, отдельно взятый спектакль не решит эту проблему, но, по крайней мере, в нем можно взять отдельно стоящую дверь и рассмотреть ее с разных сторон, попробовать пройти через нее туда и сюда, внимательно прислушаться к ее скрипу. И тогда это будет не та форма познания, которую называют «ломиться в открытую дверь», а хореография человека и окружающего его мира.
APPARATUS

Пепеляев снова сделал спектакль по Хармсу. Не то чтобы взял конкретный сюжет – просто глухой хохот, что слышится в хармсовских строках, ощущение бездны, смотрящей в спину, рваный бормочущий ритм – все это Пепеляеву близко. То, что он делает, можно назвать вариациями на тему. За восемьдесят минут будут обыграны многие возможные применения дверей. Но главное применение обыденно: запрет пути.
В дверь можно стучать долго и бессмысленно – все равно никто не откроет. Дверь может оказаться неожиданно маленькой – в нее можно только вползти; а можно вдруг сесть сверху на коробку и болтать ногами, отстранившись от игры.
Это почти шутка, почти игра – все, что там происходит. Зал хихикает и вздрагивает одновременно. В финале Пепеляев взваливает одну из дверей на себя и тащит ее сквозь зал. Зал этот только что похохатывал над жутким текстом (знаменитый пассаж про то, что детей надо сваливать в ямы и засыпать известью) – и сразу же замолчал при произнесении даты – «12 октября 1938 год». Зал раздается в стороны, сидящие и стоящие в проходах пригибаются – а герой Пепеляева несет на себе эту деревянную махину, – и ассоциации очевидны. Если какая-то дверь закрыта (или кажется таковой), можно все взять на себя – и изменить пространство и время.
«Время новостей»


Фейерверк хореографических идей… Подобно космосу абсурдных данностей и гротескных взаимодействий Хармса, Пепеляев создает крайне причудливый сценический мир, в котором персонажи снова и снова обнаруживают друг друга в новых созведиях…
«Потсдамер Нейсте Нахрихтен»

Типично для Пепеляева: быстрые ассоциации и полный игры абсурд. Иногда это кажется хаосом, но подо всем скрывается четкая идея…
«Хельсингин Саномат»


Двери

Театральный проект «Apparatus», Москва-Таллинн
Номинация на Премию «Золотая Маска» 2006г. - «Лучший спектакль в современном танце»
посвящается 100-летию со дня рождения Даниила Хармса

Музыка Андрей Сизинцев, «Aphex Twin», Ф. Амодио, Дж. Макхьюг-Д. Филдс, Дж. Марьянкович

Постановка Александр Пепеляев
Хореография «APPARATUS»
Сценография Александр Пепеляев, Энар Тармо
Видео Ольга Цветкова Свет Калле Тикас
Костюмы Алина Корсмик, Реет Ульфсак

Артисты: Татьяна Гордеева, Ольга Цветкова, Хелен Рейтсник, Алиса Шнайдер, Илья Шабуров, Станислав Шмелин, Александр Пепеляев, Креете Тармо

Продолжительность 1 ч. 15 мин

Продюсеры: «ЦЕХ» (Москва), «Другой танец» (Таллинн) При поддержке Фонда Форда (Россия), «Культур капитал» (Эстония), Эстонской музыкальной Академии

Участник Фестиваля и номинант Премии «Золотая Маска» 2006 г.

фотографии © Эрки Лаур