Для меня это черная комедия. Не психологически мучительный процесс выяснения отношений, а какое-то удивительное удовольствие от боя насмерть. Это жадные, яростные люди, активно цепляющиеся за жизнь и друг за друга – в бегстве от собственного одиночества, от страхов. Они нужны друг другу, чтобы ощутить пульс жизни. Людям свойственно вымещать все свои огорчения на самых близких, без всякого стеснения. Но для меня это все равно история про любовь. Любовь, которая и спасает от страха смерти – но в то же время приближает ее. Вот такой парадокс.

Евгений Марчелли, интервью журналу «Театр»
Пьеса Олби скроена так, что ставить ее можно только о «динозаврах, сражающихся над бездной». Евгений Марчелли следует тексту пьесы не буквально, но разбирает его, как и всегда, очень внимательно. Режиссера интересуют прежде всего психологические «петельки и крючочки».
В Марте и Джордже телесная свобода бьет через край. Буквально каждая их фраза окрашивается физическим импульсом. Потому что в них живет жажда прямого и немедленного взаимодействия – физического, эмоционального, интеллектуального. И вот это-то и превращает их сегодня в тех самых «динозавров» – поразительно точное режиссерское открытие Марчелли. В этой жажде прямого и немедленного контакта Марта и Джордж не знают меры. Пароксизм любви-ненависти заставляет двух хищников сожрать друг друга – в последней эскападе Джордж, как и положено, отыгрывает весть о смерти несуществующего сына. Подчеркнуто театрально – с букетом цветов и слезами. «Мы не могли», – опустошенно признается Марта, говоря о нерожденном ребенке. Спектакль-психоанализ сыгран, гости-терапевты могут уходить. Но где-то за сценой включается запись детского голоса: «Мама, мама, я вернулся!» Зачем? Чтобы тонкая филигранная режиссура в финале вдруг сделалась too much? Если все через край, то почему бы и нет.

«Петербургский театральный журнал»
В пьесе американского драматурга Эдварда Олби действие несется вперед, слово цепляется за слово, и внезапно за пьяным вербальным пинг-понгом разверзается пропасть отчаяния, на краю которой уже нет победителей и побежденных. В спектакле Евгения Марчелли главные герои (по сюжету – университетские преподаватели) – гениальные лицедеи, давно переставшие различать границу между театром и жизнью. В них живет жажда прямого и немедленного взаимодействия – физического, эмоционального, интеллектуального. В редкие мгновения спокойствия Марта и Джордж по-голливудски роскошны. Но стоит нам поверить в их нормальность, как они впиваются друг другу в горло или выпускают по противнику заряд площадной брани, а то вдруг валятся на пол в порыве внезапного влечения. Пароксизм любви-ненависти приводит экстравагантную пару к необходимости окончательно разобраться с взаимоотношениями. Но – вот беда – у комедиантов со стажем сеанс психоанализа превращается в сеанс эксгибиционизма, а в роли невольных терапевтов оказываются случайные гости. «Мне страшно, Джордж»: эта вечеринка ни для кого не пройдет бесследно.

Юлия Клейман

На странице использованы фотографии Татьяны Кучариной

Эдвард Олби

Нам не страшен серый волк (Кто боится Вирджинии Вулф?)

Театр драмы им. Ф. Волкова, Ярославль
Номинации на Премию «Золотая Маска» 2019 г. – «Лучший спектакль в драме, малая форма», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая женская роль» (Анастасия Светлова), «Лучшая мужская роль» (Алексей Кузьмин), «Лучшая женская роль второго плана» (Алена Тертова), «Лучшая мужская роль второго плана» (Иван Щукин)
психологический триллер

Режиссер и художник-постановщик: Евгений Марчелли
Художник по свету: Дмитрий Зименко (Митрич)
Музыкальное оформление: Игорь Есипович

Артисты: Анастасия Светлова, Алексей Кузьмин, Алена Тертова, Иван Щукин

Продолжительность 2 ч. 30 мин.
Возрастная категория 18+