Наша постановка – не реконструкция. Екатеринбургская «Пахита» – новый спектакль, основанный на старом материале. Для него была заказана транскрипция старой музыки Дельведеза и Минкуса, сделаны новые декорации, его танцуют сегодняшние молодые артисты – и готовая продукция несет совершенно другие идеи, нежели спектакль 1881 года. Для чего мне, современному зрителю, смотреть «Пахиту», какой она была 120 лет назад, если она лишена для меня художественной актуальности?..
Прежде чем приступить к работе, Сергей Вихарев и Павел Гершензон много раз спрашивали меня: «Вам точно это надо? Вы не боитесь?» Но я горжусь тем, что с этим проектом они пришли именно в наш театр, потому что считают его способным на творческие безумства.

Вячеслав Самодуров
В переработанной партитуре оркестр очень превращается в камерный, возросла роль solo, отсутствовавших в оригинале как класс. Изменился и сам состав: появились два саксофона, огромная батарея ударных, рояль, аккордеон, а вместе с ними – и какой-то дух Монмартра. Мелос-то в партитуре в основном французский… Оригинальная партитура устроена по органному принципу – чем громче музыка, тем больше народу играет. Вот, например, самое начало балета: довольно банальная мажорная музыка, fortissimo, звучит, естественно, tutti. Я все это снял – у меня играют только струнные, что сразу отсылает к Стравинскому, к «Аполлону Мусагету» или еще раньше – к Люлли, к «Скрипкам короля», но отнюдь не к XIX веку. Возможно, это и не будет считываться на слух, но некая заявка в партитуре присутствует. Я вообще люблю возиться с чужим материалом.

Юрий Красавин
Еще во времена работы над «Спящей красавицей» с Сергеем Вихаревым в 1998 году мы поняли, что даже аналогичные костюмы в реконструируемых спектаклях ощущаются зрителями иначе, чем в первый раз. Даже если человек видел спектакль, спустя время он воспринимает его по-другому. И тогда, и теперь мы ставим перед собой задачу не восстановить хореографию и костюмы, а восстановить то чувство восторга, которое испытывал зритель.

Елена Зайцева

О чем екатеринбургская «Пахита»? О структуре балетного спектакля второй половины XIX века, о том, как, закончив рассказывать story, он мог перейти наконец к главному – то есть собственно к танцам. О различных способах наррации в балетном театре – авторы постановки не изменили в оригинальном либретто Петипа ни единого хода. О том, как, пережив модернистскую и постмодернистскую революции, может выглядеть сегодня многоактный «сюжетный» спектакль в балете. О том, что именно является истинным предметом балетного жанра, – то есть о танцевальном языке. Об эволюции мышления застрельщиков «реконструкторской революции» в балетном театре, о дистанции, пройденной авторами легендарной мариинской «Спящей красавицы» до уральской «Пахиты»: сегодня реставрация художественного опыта XIX века для них не самоцель – она существует не сама по себе, не в историко-культурном вакууме, но в контексте нашего знания об искусстве ХХ и XXI веков. И, наконец, о взрослении искусства, путь которого повторяет драматургия «Пахиты» (и творческая биография ее авторов): от мимесиса – к абстракции, от копирования, изображения, подражания – к анализу, саморефлексии, антропологии.

интернет-издание «Colta»

Задуманный Сергеем Вихаревым и Павлом Гершензоном, завершенный (после внезапного трагического ухода Вихарева) Вячеславом Самодуровым креативный проект под названием «Пахита» удивит любого. Застегнутого на все пуговицы ортодокса – тем, как свободен может быть взгляд и созидательна дерзость истинных ценителей классики. Отвязного постпостпостмодерниста – неожиданным открытием: в очереди на новации он плетется в хвосте. А случайного зрителя, купившего мимоходом билет, чтобы просто отдохнуть после работы, как минимум ждет незабываемый вечер – пиршество для глаз, слуха и ума, как максимум – превращение в жаждущего повторения сказки театрального завсегдатая. Создатели спектакля, артисты и все-все-все зажигательно рассказывают не только запутанную историю главной героини, но и историю художественных стилей. Их безграничных выразительных возможностей. Притчу о волшебной силе искусства, способного говорить на разных языках, обогащая, а не разобщая.

Наталия Звенигородская

На странице использованы фотографии Елены Леховой и Ольги Керелюк

Пахита

Урал Опера Балет, Екатеринбург
Премия «Золотая Маска» 2019 г. - «Специальная Премия Жюри Музыкального театра»

Номинации на Премию «Золотая Маска» 2019 г. – «Лучший спектакль в балете», «Лучшая работа дирижера», «Лучшая работа балетмейстера-хореографа», «Лучшая работа работа композитора», «Лучшая работа художника», «Лучшая работа по костюмам», «Лучшая работа художника по свету», «Лучшая женская роль» (Мики Нисигути), «Лучшая мужская роль» (Алексей Селиверстов, Глеб Сагеев)
памяти Сергея Вихарева

балет в 3-х действиях

Музыка: Эдуар Дельдевез, Людвиг Минкус в свободной транскрипции Юрия Красавина

Либретто: Поль Фуше, Жозеф Мазилье
Хореография: Мариус Петипа
Балетмейстеры-постановщики: Сергей Вихарев, Вячеслав Самодуров
Дирижер-постановщик: Федор Леднев
Художник-постановщик: Альона Пикалова
Художник по костюмам: Елена Зайцева
Художник по свету: Александр Наумов
Авторы идеи: Сергей Вихарев, Павел Гершензон
Ассистент балетмейстера-постановщика: Клара Довжик

Артисты: Мики Нисигути, Алексей Селиверстов, Глеб Сагеев, Максим Клековкин, Виктор Механошин, Надежда Шамшурина, Камила Бекназарова, Инна Авдеева, Регина Абдюшева, Рафаэла Морел, Мария Михеева, Анна Домке, Юлия Королева, Елена Воробьева, Михаил Хушутин, Екатерина Сапогова, Томоха Терада, Андрей Вешкурцев, Елена Шарипова, Елена Кабанова, Анастасия Багаева, Елена Сафонова, София Тюпа, Энхмунх Оюунболд

Продолжительность 2 ч. 50 мин.
Возрастная категория 12+