Орландо, Орландо

Театр «Геликон-опера» и Детский музыкальный театр им. Н. Сац, Москва
Номинации на Премию 2020

Опера / спектакль
работа дирижера (Эндрю Лоуренс Кинг)
работа режиссера (Георгий Исаакян)
работа художника (Хартмут Шоргхофер)
работа художника по свету (Алексей Николаев)
женская роль (Мария Масхулия)
мужская роль (Кирилл Новохатько)
опера в 3-х действиях

Либретто К.С. Капече по поэме Л. Ариосто «Неистовый Роланд»
Музыкальная редакция Э. Лоуренса-Кинга и Г. Исаакяна по опере «Орландо» и оратории «Израиль в Египте» Г.Ф. Генделя с включением музыки Г. Прокофьева

Режиссер-постановщик: Георгий Исаакян
Дирижер-постановщик: Эндрю Лоуренс-Кинг
Художник-постановщик: Хартмут Шоргхоффер
Хормейстер: Евгений Ильин
Художник по свету: Алексей Николаев

Артисты: Кирилл Новохатько, Анна Пегова, Юлия Никанорова, Анна Гречишкина, Станислав Швец, Сергей Костюк

спектакль идет на итальянском языке с субтитрами

Продолжительность 2 ч. 45 мин. Возрастная категория 16+
номинация программка
Идея этой постановки у меня появилась после известия о чудовищном убийстве в ночном гей-клубе в Орландо, в штате Флорида. Неожиданно возникла мысль об «инакости». Очень часто «иное» существование – по национальному признаку, социальной принадлежности или сексуальной ориентации – провоцирует яростные конфликты. В кажущемся дружелюбным мегаполисе, где все толерантны и упорно говорят о приятии любой инакости, любого отличия, мы вдруг оказались чужими друг другу. Потенциально это взрывоопасная вещь, о чем и говорит случай в Орландо или в Керчи, да где угодно – в Ницце на набережной, или в Чикаго. Мы не хотим признавать, что это – диагноз времени, что это – не эксцесс. И вдруг, неожиданно, барочное безумие, барочное одиночество и невозможность соотнести себя с реальностью идеально легли на то же самое ощущение, на то же самое безумие XXI века. Поэтому – «Орландо, Орландо».

Георгий Исаакян
В нашей версии «Орландо, Орландо» – три музыкальных ингредиента. Первые два – генделевские: это оригинальная партитура оперы «Орландо» и хоровые вставки из оратории «Израиль в Египте». Третий ингредиент – довольно необычный. Мы хотели подчеркнуть, что все действие происходит в ночном клубе, где постоянным фоном звучат диджейские композиции. Поэтому мы добавили в музыкальную ткань оперы техно-музыку, созданную Габриэлем Прокофьевым – внуком великого композитора. В оркестре мы используем несколько барочных инструментов. В «Геликон-опере» есть очень красивый клавесин, есть теорба, а я привез свой инструмент – барочную арфу. Мы много работаем с оркестром, чтобы создать барочный стиль исполнения и особенно – барочный ритм. Для меня в этой истории важно то, что каждый персонаж живет не в реальной жизни, но в мире своего воображения. Мы предпочитаем видеть избирательно, и мое видение мира может отличаться от вашего. Многое зависит от того, какой информационной средой мы окружены: какой телеканал смотрим, что выбираем читать в соцсетях. Каждый человек живет своим представлением о мире. Мы не даем ответы, мы предлагаем задать вопросы самим себе: Что происходит? Почему? Кто это сделал?

Эндрю Лоуренс-Кинг
Работа над «Орландо» не похожа на то, что я обычно делаю. В этом проекте я выступаю, скорее, в роли создателя ремиксов. Мне кажется, потрясающая музыка Генделя в контексте современной истории, представленной режиссером, звучит еще выразительнее. Орландо – главный герой – сходит с ума и его личной «кульминацией» становится расстрел в ночном клубе. Мы говорим об этом в память о событии, которое произошло в Орландо (Флорида, США), но не рассказываем дословно эту историю. Наш спектакль – «исследование» темы одержимости людей. И, так как место действия – клуб, мы искали решение, соединяющее оперу Генделя с современной средой. Было бы странно, если на протяжении всего спектакля звучала бы только барочная музыка. Мы остаемся в гармонии музыки Генделя, но вдруг слышим достаточно мощный контраст в виде сильного бита, как основы клубной музыки. Я долго думал, как найти этот «общий язык», переживал, что будет звучать очень кичливо. Поразительно: я взял маленький фрагмент, наложил на него несколько эффектов, а, когда добавил биты, зазвучало в точности как клубная музыка! Считаю, что использовать разные жанры в опере – отличная идея, которая помогает создавать новые драматические эффекты.

Габриэль Прокофьев

На странице использованы фотографии Ирины Шимчак