Пьеса «Гнездо глухаря» – прямолинейная и однозначная. Богомолов хорошо ее «почистил» — сократил все совсем уж невыносимо советское и чуть-чуть смягчил лозунговый пафос оставшихся реплик. Историю о семье функционера Степана Алексеевича Судакова, в которую зятем влез коварный карьерист Егор, Богомолов явно хочет сделать сценическим вариантом «Дома на набережной», а трифоновской тонкости рассчитывает добавить с помощью хороших актеров и прихотливой режиссуры.
Для Богомолова принципиально важен застойный 1978 год написания пьесы, который режиссер объявляет временем действия. Он озаглавил постановку «Год, когда я не родился», и, как ни трактуй это название, важно, что это взгляд тех, кто застой в глаза не видел. Сам Богомолов, которому в 1978-м было три года, чувствует свое право говорить и от лица застойных поколений, и от тех, кто пришел потом.
Олег Табаков играет Судакова не столько тупым и самодовольным старым карьеристом, сколько несколько простодушным номенклатурным барином, человеком, в сущности, не злым и очень любящим свою семью. Дополнительный оттенок вносит то, что роль шестнадцатилетнего Прова, сына Судакова, играет младший сын Табакова Павел, первокурсник Московской театральной школы Олега Табакова. И этот сначала пижонистый мажор в школьной форме, а потом нервный интровертный пацан, выпаливающий свой текст равнодушной скороговоркой, ходит по спектаклю явным объектом любви и воспоминаний о другом непримиримом «розовском мальчике», которого Табаков играл 55 лет назад в «Современнике». Наталья Тенякова в роли жены Судакова Натальи Гавриловны тоже далеко ушла от розовского характера «женщины-пороха», сохранившей тягу к справедливости с фронтовых лет. Тенякова играет негромкую и умную жену-опору, направляющую, смягчающую удары и поддерживающую при падении. Эта пара – настоящие старосветские помещики среди советского барства.
Рядом с благодушным старым функционером Судаковым, сохранившим с фронтовых лет какие-то остатки представлений о порядочности, подсидевший его тридцатилетний интриган Егор выглядит прожженным циником. Но и он, по версии Богомолова, имеет какие-то человеческие черты по сравнению со своим двадцатилетним сослуживцем Золотаревым, чей радостный комсомольский имморализм не ведает стыда. Строя эту лестницу номенклатурной эволюции – с каждым поколением все циничнее, – режиссер будто бы говорит: вот те люди, которые до сих пор руководят страной и чьи сменщики продолжают подниматься по тем же ступенькам.

газета «Московские новости»


Спектакль поставлен по пьесе Виктора Розова «Гнездо глухаря», действие которой происходит в 1978 году. Драматург тогда чутко уловил затхлую атмосферу начавшегося застоя, фальшь двойных стандартов, к которой приспособились родители, обретшие кое-какое материальное благополучие, и в которой задыхаются их дети, рожденные в вегетарианские времена без иммунитета. Сейчас принято повторять, что эти самые времена возвращаются. Константин Богомолов, ставит ли он «Чайку», «Wonderland-80» или «Лира», настойчиво повторяет, что они никогда не кончались. Розовская семейная драма дала ему возможность предъявить неопровержимую систему доказательств. И на бытовом, и на историческом уровне. Как тонко, с кинематографической достоверностью здесь играют артисты, в предложенной режиссером форме реалити-шоу переходя из пространства театрального на крупный план неустанно следящей за ними камеры. Как не обрывается ни на секунду ниточка, связывающая отношения героев. Именно этот прием позволяет им многое досказать в минуты, когда они молчат. Сценам семейным аккомпанирует вечно включенный телевизор, из которого доносится голос Кобзона, кадры телепрограммы «От всей души» сменяются бодрой трансляцией из Колонного зала. Признание Искры, сделавшей аборт («в год, когда я не родился»), сопровождается рассказом о выращивании пионов. Как всегда, в жизни – одно, из ящика – другое. Неожиданно из прошлого режиссер перебрасывает нас в будущее героев. На авансцену в прямом и переносном смысле выходят зять Судакова и дышащий ему в затылок коллега. На фоне реющего красного знамени два комсомольца-карьериста мечтательно заглянут в год 2000-й. Но мы-то в зале уже знаем, что мечты их сбылись.

журнал «Итоги»


И объектом критики режиссера Константина Богомолова является, конечно, не «совок», а нынешняя Россия – или, если точнее, сегодняшняя Россия как плоть от плоти циничного и умертвляющего «совка».

газета «Коммерсант»


Чтобы разобраться с настоящим, Константин Богомолов воспользо¬вался классиком советской драма¬тургии Виктором Розовым. Пьеса о рас¬паде, о бумеранге, который всегда возвращается, о том, что пожнешь именно то, что посеешь. И если сеешь мертвое, то и взойдет гнилое.
Именно в этом спектакле впервые на нашей сцене возникает опасная тема преемственности поколений: ни¬кто еще с такой убийственной пря¬мотой не выстраивал в нашем созна¬нии мостик между вчера и сегодня. Страна победившего быдла словно совершила исторический кульбит во времени и вернулась к своей исход¬ной точке – к бунинским «окаянным дням», к диктатуре человеческого распада.

журнал «The New Times»


Заставив всех нас ощутить себя лишь героями постсоветского эпилога, Богомолов аккуратно проследит за судьбой каждого розовского птенца из «Гнезда глухаря». Излишне совестливых отпрысков Судакова режиссер приговорит к смерти, а перед подлецами нарисует заманчивые перспективы («К 70-летию Победы, Вася, вся страна будет наша!»).

газета «Ведомости»



Год, когда я не родился

Театр п/р О. Табакова, Москва
Номинации на Премию «Золотая Маска» 2013г. - «Лучший спектакль в драме, большая форма», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая роль второго плана» (Наталья Тенякова)

по пьесе Виктора Розова «Гнездо глухаря»

Режиссер: Константин Богомолов
Сценография и костюмы: Лариса Ломакина
Художник по свету: Дамир Исмагилов
Видеопроект: Алексей Субботин

Артисты: Олег Табаков, Наталья Тенякова, Павел Табаков, Дарья Мороз, Александр Голубев, Олеся Ленская, Анна Чиповская, Надежда Тимохина, Роза Хайруллина, Евгения Борзых, Дарья Авратинская, Вячеслав Чепурченко, Павел Ильин, Алена Лаптева

Продолжительность 3 ч.


Возрастная категория 16+