ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Участник программы «Маска Плюс» Фестиваля 2013 года

по Антону Чехову



Режиссер: Андрий Жолдак

Композитор: Сергей Патраманский

Художники: Андрий Жолдак, Тита Димова

Художник по костюмам: Томас Лампинен

Художники по свету: Андрий Жолдак, Пиету Пиетияйнен

Звуковое оформление: Андрий Жолдак, Людвиг Аллен



Артисты: Андерс Ларссон, Криста Косонен, Линда Зилиякус, Алма Пэусти, Янина Берман, Юсси Йонссон, Дан Хенрикссон, Ян Корандер, Андерс Слотте


Продолжительность 4 ч.

Внимание! Нестандарнтная рассадка зрителей. схема зала

Age category 16+<br>

Спектакль идет на шведском языке с синхронным переводом.



Автор многих свободных композиций по классическим текстам, Жолдак на сей раз словно ставит эксперимент уже не над материалом, а над самим собой – ставит чеховскую пьесу почти без сокращений, от начала до конца. Но действие буквально вырывается из пут текста, разбухая и нарывая от горячечной режиссерской страсти. Герои «Дяди Вани» вроде бы помещены в традиционный усадебный интерьер, но на самом деле они томятся между природными стихиями – огнем и водой. За стенами их мирка бушует пламя, треск которого слышен, когда открываются окошки-заслонки, а посреди дома плещется вода в бассейне. Бросаясь в него, они словно спасаются от жара – и того, который пышет снаружи, и того, который жжет их изнутри. «Дядя Ваня» для Жолдака – мучительная драма неосуществимых желаний, испытание перепадом температур бытия, в котором герои то закаливаются, то идут трещинами и разрушаются.


газета «Коммерсант»




Жолдак непривычно для себя действительно идет по пьесе, ничего в ней принципиально не меняя. Все тут колотятся от страсти – и Соня, и дядя Ваня, и Серебряков (причем он заходится еще и от графоманского экстаза). Но главные, конечно, – классический бородатый финн Астров и Елена – роскошная, крупная, длинноволосая брюнетка Косонен, их швыряет друг к другу, будто они намагничены, на пути друг к другу они вышибают двери и прошибают стены. Здесь посреди дощатого дома – бассейн, в который все герои, раскаленные страстью, бросаются, когда терпеть этот жар становится невозможно, и только удивляешься, что, коснувшись воды, их тела не шипят.


интернет-издание «Экран и сцена»



В спектакле «Дядя Ваня» известный своим радикализмом режиссер играет в дотошное следование букве автора. Купюр почти не сделано, а сценический текст построен так: из слов пьесы черпается образность и подробно, с прилежанием иллюстрируется.


«Петербургский театральный журнал




Финская ипостась Андрия Жолдака. После успеха «Анны Карениной» в Городском театре Турку он ставит в Хельсинки «Дядю Ваню» со своей финской «музой», Кристой Косонен в роли Елены Андреевны. На сцене – финская сауна, с паром и бассейном, где маются с тоски (или от жары) чеховские герои. Разглагольствования Астрова о лесе, который нужно спасать, происходят на фоне горящих в печке поленьев; бассейн становится единственной отдушиной для мужчин, которых присутствие привлекательной Елены Андреевны превращает в нервных, издерганных и томящихся желанием самцов. В целом же эта психодрама, снабженная видео скандинавской природы, заканчивается депрессивной картиной оставшихся работать старожилов Войницевки, которым ни сауна не в радость, ни работа, ни, похоже, сама жизнь.

Кристина Матвиенко


При поддержке Посольства Финляндии в Москве