ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Пресса

1 ноября 2005

Какой сезон – такая «Маска»

Наталия Кирста | «Театральные «Новые Известия»

Начинается первое действие главной интриги сезона. Кто на этот раз станет обладателем вожделенной «Золотой маски» – по-прежнему главной театральной премии России? Первыми ответ на этот вопрос ищут члены экспертного совета фестиваля, отсматривая спектакли сначала на кассетах и дисках, после уже на родных сценах. Список номинантов будет официально объявлен в декабре. Лауреаты получат премии в апреле.
До фестиваля далеко, но это только так кажется. Москва видит лишь парадную часть, триумфальное шествие. Работа и задачи «Маски» гораздо шире, чем это обозначено в афишах, появляющихся зимой на Тверской. Во-первых, никто лучше, чем эксперты «Маски», не знает ситуации в регионах. Во-вторых, сама работа фестиваля в перерыве между московскими презентациями «лучших из лучших» идет именно в регионах.



Скрытую от московской театральной публики сторону работы «Золотой маски» мы попросили прокомментировать Марию Ревякину – генерального директора фестиваля.
– Мария Евсеевна, начал работу экспертный совет. В какие города отправились критики?
– Работа совета началась еще весной, продолжалась летом. Конечно, сейчас она в самом разгаре. Но на вопрос, какие города уже посетили эксперты, мы не имеем права сейчас отвечать. Формирование фестивальной афиши – это сложная длительная работа. Мы не можем заранее ничего комментировать, ни про спектакли, ни про театры, пока не прошло окончательное обсуждение.
– Театры болезненно реагируют на тот факт, что не оказались в списке номинантов?
– Конечно. И не только в провинции. Я сама была директором театра, правда, меня тогда мало волновали номинации, больше заботил сам театральный процесс, ежедневная работа театра. Но между тем, я понимаю своих коллег, для которых очень важна эта премия.
– Как хороший пиар?
– Несомненно. «Золотая маска» действительно для провинциальных театров служит большой поддержкой. Имея в своем активе даже номинацию, не обязательно звание лауреата, директору, художественному руководителю уже проще и договариваться с чиновниками, искать спонсоров, претендовать на гранты.
– В сегодняшней экономической ситуации этот аспект премии стал более значимым?
– Нет. Он был всегда.
– Но экономическая ситуация меняется, закон, о котором так долго говорили, в силу не вступил, но тема «отлучения от бюджета» витает в воздухе. Ощущаются ли реальные изменения в жизни театральной провинции?

– Ничего принципиально не меняется. Есть сильные театры, есть интересные спектакли. Изменения и настроения, о которых вы говорите, никак не сказываются на работе фестиваля. Для нас важно – как сложился сезон. Сколько на этот раз было работ, по-настоящему, достойных внимания. «Золотая маска» сейчас это же не только смотр лучших на московских площадках в течение двух недель. После, собственно, фестиваля и награждения лауреатов начинается жизнь этих самых лучших спектаклей. Жизнь гастрольная. Мне кажется эта работа очень важной именно для регионов. Когда театр приезжает в Москву на фестиваль, он играет один-два спектакля и уезжает. Могут ли актеры посмотреть то лучшее, что сделали их коллеги? А публика в регионах? [%4401%]Они только слышат отголоски большого московского действия, узнают имена лауреатов, радуются за своих, или расстраиваются. Задача фестиваля не только найти лучшее и привезти в Москву, а еще с этим лучшим познакомить как можно больше публики, профессиональной в том числе. На днях мы вернулись из Таллина. Как соскучилась публика по русскому театру! В Прибалтике же очень успешно всегда работали российские режиссеры, прекрасно себя чувствовали русские труппы. Сейчас многое изменилось, но интерес публики, и не только русской диаспоры, огромен. В России в 2005 году «Золотая маска» представила спектакли-лауреаты уже в пяти городах: Ярославле, Омске, Чебоксарах, Норильске, Челябинске, Магнитогорске. В конце ноября будет еще Тюмень.
– Потом уже объявите номинантов и будем ждать развязки интриги.
– Интрига всегда в том, совпадет ли мнение экспертного совета с мнением жюри. Как оценят «судьи» то, что другие профессионалы решили представить на их суд. Формирование экспертного совета и жюри на каждый фестиваль – это одна из сложнейших задач. Жюри и экспертов, утверждает Секретариат СТД. Мы стараемся включать критиков, профессионалов, специалистов из разных городов, с разными пристрастиями, но между тем хорошо представляющих, что такое формат «Золотой маски». Например, в экспертном совете работает Олег Лоевский, который сам проводит ежегодно в Екатеринбурге фестиваль «Реальный театр». Он прекрасно понимает, что спектакль, ставший звездой на его фестивале, может быть провальным на «Маске». Разные фестивали призваны показывать разные спектакли.
– Формат «Маски» обсуждается ежегодно и не всегда лицеприятно. Но он таков, каков есть.

– И к этому уже привыкли. Когда фестиваль идет в Москве, он же привлекает внимание не только местной публики и российских профессионалов – на прошлом фестивале присутствовали более 100 европейских продюсеров. Кроме фестиваля номинантов существует еще и «Russian Case» – специальная программа для продюсеров, при формировании которой, конечно, учитывается уже и мировая конъюнктура.



– Фестиваль выступает еще и как некая экспертная инстанция для других фестивалей?
– Так происходит во всем мире. Каким еще образом в такой огромной стране продюсер европейского фестиваля может отыскать интересный ему спектакль? Конечно, «Золотая маска» встроена в европейское фестивальное пространство. Нас уже давно воспринимают серьезно.

– И всё-таки. Уже есть ощущение нового фестиваля? Каким он будет?
– Еще нет. Он будет таким, каким был сезон. И об этом мы сможем судить, только узнав мнение экспертов. Сезон прошедшего фестиваля был очень богатым, сильным. Такой была и афиша. О «Золотой маске-2006» будем говорить в декабре, когда определятся все номинанты.







оригинальный адрес статьи