Пресса

24 марта 2013

«Агриппина» заговорила по-русски

Марина Тимашева | Радио «Голос России»

Театр оперы и балета Республики Северная Осетия-Алания показал в Москве "Агриппину" Георга Фридриха Генделя. Худрук театра Лариса Гергиева считает, что "сердце театра Владикавказа забилось в сто раз быстрее"

Во внеконкурсной программе российского национального театрального фестиваля "Золотая маска" Театр оперы и балета Республики Северная Осетия-Алания показал в Москве "Агриппину" Георга Фридриха Генделя. В России эта опера раньше не шла.

"Агриппина" - барочная опера. Впервые она была поставлена в Венеции в 1709 году. Она положена на сюжет из истории Древнего Рима: коварная Агриппина плетет интригу против супруга - Цезаря Клавдия, чтобы посадить на трон своего сына Нерона. В реальности его правление обернулось страшными злодеяниями, но опера Генделя заканчивается там, где оно только начинается, и финал у нее оптимистический.

В исполнении произведения участвуют драматические артисты из Академического русского театра имени Вахтангова из города Владикавказ, музыканты и вокалисты театра оперы и балета Республики Северная Осетия-Алания, а также учащиеся Академии молодых оперных певцов Мариинского театра. Ею, как и театром Владикавказа, руководит сестра художественного руководителя Мариинского театра, выдающегося дирижера Валерия Гергиева Лариса Гергиева. Вот что она рассказала о своей работе:
"Восемь лет назад с моим приходом театр стал оперным. Жизнь его круто изменилась. Все знают, что наша семейная черта - жить в очень быстром темпе и увлекать за собой таких же, наверное, не совсем нормальных людей. Брата вообще ни с кем нельзя сравнить в этом плане.

Наш театр живет сумасшедшей активной жизнью. Сердце театра Владикавказа забилось в сто раз быстрее. Пока у меня есть возможность, хочется сделать его одним из самых интересных театров.

Ну а с молодыми связана вся моя жизнь. Я люблю с ними возиться, находить их, с ними работать. Владикавказская сцена стала площадкой для дебютов. Спел "Кармен" или "Травиату" во Владикавказе, а потом вышел на сцену Мариинского театра уже не на дрожащих ножках.

Мой брат это тоже поощряет. Они участвуют в развитии театра в очень непростом регионе. Многие думают, что там вообще не до оперного искусства, а это не так. Зритель у нас там потрясающий, такого нигде нет. Меня радует возрастающий интерес к опере. Стало признаком хорошего тона прийти к нам на спектакль.

Ряд интереснейших названий украшает афишу театра во Владикавказе, в них обязательно участвуют молодые певцы из Мариинки. Двойная польза: и театру, и моей Академии. А в последней работе, как раз в "Агриппине", заняты еще и драматические артисты владикавказского театра имени Вахтангова.

Конечно, мне не придет в голову ставить там грандиозные оперы Вагнера или Рихарда Штрауса, но я очень внимательно подыскиваю то название, которое вызовет интерес зрителя, и которое по силам исполнителям.

Много проблем. В первую очередь, нет финансовых возможностей. Нет денег, чтобы расширить оркестр, чтобы закупить инструменты, набрать нужное число артистов хора. Стараемся экономить. И это меня очень печалит.

Наш театр имеет не только локальное значение: за рубежом сразу появляется информацию обо всем, что мы делаем. А у нас в республике - восемь театров, и все распределяется поровну, всем сестрам по серьгам.

Я, конечно же, за то, чтобы было еще больше и филармоний, и театров, но все-таки надо понимать, что это - театр оперы и балета, который мало какая республика Северного Кавказа может себе позволить. Когда звучат на итальянском языке "Травиата" или "Трубадур", сам факт говорит о себе. Там, где совсем недавно звучали взрывы, был Беслан".

Лариса Гергиева сама предложила к постановке "Агриппину" Генделя, нашла дирижера Евгения Кириллова и режиссера Софью Сираканян - оба совсем молоды и раньше работали в других городах. Софья Сираканян рассказывает:

"Наша трактовка произведения связана с обстоятельствами, с которыми я столкнулась во Владикавказе. Я посмотрела спектакли театра и поняла, к чему публика готова, что будет для нее неожиданно, непонятно и не близко.

Я - из тех режиссеров, которые делают не для себя, а для публики. Я всегда думаю о том, кто придет в театр. Если это комедия, то должно быть смешно, если драма - трогательно. Поэтому нам пришлось сделать новую сценическую версию.

Опера на итальянском языке, а субтитров у театра нет. Опера комедийная, значит, если зритель не понимает, что происходит на сцене, не понимает сути диалогов, они не имеют никакого смысла. Поэтому мы решили перевести речитативы, но тогда меняются ноты, это уже не та музыка. Так родилось решение написать стихотворный текст.

С другой стороны, музыка Генделя - божественная, ничего с ней делать не хочется, ее надо исполнять на языке оригинала. Но тогда зритель не понимает, что поют певцы. Мы решили драматическим действием намекнуть, о чем ария. Ария как бы комментирует происходящее в жизни персонажей.

И мы придумали параллельный мир, которого нет у Генделя, мир богов (что созвучно барочной эстетике), которые наблюдают за персонажами, за своими подопечными, иногда им помогают, вмешиваются в их жизнь".

Сюжет остался прежним, но все, кто у Генделя пел, теперь разговаривают по-русски, а поют те, кого в опере Генделя не было вообще, то есть боги римского пантеона. Арии в спектакле переданы другим персонажам. Все речитативы на русском языке, написанные Асей Волошиной, исполняют драматические актеры, а музыкальный материал (в оркестровке Евгения Петрова и Елизаветы Панченко) отдан вокалистам, поющим по-итальянски.

Актеры с очень сложной задачей - найти баланс между патетическим и комическим - справиться не сумели, зато оркестр и певцы не подвели. Партию богини Дианы исполнила Ольга Пудова, которую многие помнят как финалистку конкурса "Опералия", который проводил в Москве в 2011 году Пласидо Доминго. Но особенно хороша была Мария Баянкина, которая уже поет Виолетту в "Травиате" Мариинского театра.




оригинальный адрес статьи