Балеты Баланчина – вне времени. Как англоговорящие актеры всегда будут учить Шекспира, так и для танцовщиков всегда будут актуальны спектакли Баланчина. Это мост из XIX века в XXI. Какие-то элементы классического танца остаются неприкосновенными, но в балетах всегда появляется живая энергия современных людей, их артистизм. Чувствовать хореографию Баланчина в своем теле – подарок. И сейчас я пыталась вдохновить танцовщиков, передать им ту же поддержку и воодушевление, которые испытывали мы, когда Баланчин работал с нами.
В «Вальпургиевой ночи» нет конкретной истории, только чистая радость танца. 24 исполнительницы, каждая из которых должна быть звездой. Не идеальной, не похожей, как две капли воды, на других танцовщиц, но свободной и энергичной.

Дайана Уайт
У этой «Вальпургиевой ночи» нет ни литературного сюжета, ни мифологических аллюзий, ни пряного эротизма, ни демонстративной виртуозности. Ее сюжет, цель и ценность – выразительность танца, вдохновленного музыкой.
К доведенным до ликующего совершенства языку пуантного танца и архитектонике классического балета Баланчин добавляет свободной женственности. Она в едва заметных отступлениях от канона движений, поз и построений, в диагональном вихре финала, когда танцовщицы появляются с распущенными, вольно разлетающимися по плечам волосами. Такой финал побуждает иных говорить о феминизме. Но в спектакле нет феминизма как индикатора неизжитых проблем и комплексов. В нем есть свобода. Не агрессивная, не завоеванная в борьбе, а природная, естественная, не озабоченная своим правом и потому радостная, широко и легко дышащая. «Ведьмы» Мистера Би свободны эмоционально, свободны телесно. Тем удивительнее, что выразить это удается с помощью классической лексики и классических структур, сама природа которых – канон и условность.

«Независимая газета»
Российскому зрителю «Вальпургиева ночь» наиболее знакома по версии Леонида Лавровского с буйными танцами Вакха и Вакханки. По сравнению с ней версия Джорджа Баланчина сначала кажется зрелищем чуть ли не пасторальным. Никаких рогов, копыт, сатиров. Есть 24 танцовщицы в светлых платьях-туниках и один редко появляющийся солист – белый костюм, благородные манеры. Чистота классических па, изящество перестроений, – неоклассика во всей силе своей и славе. Только музыка какая-то слишком быстрая, движения все ускоряются, уже не просто вращение танцовщицы – а начинающий пугать вихрь, не просто прыжок – а будто девушку кто-то невидимый схватил и подбросил. А когда Гуно отчетливо прописывает именно Вальпургиеву ночь, когда этот адский праздник звучит в оркестре – милые белоснежные девушки просто распускают волосы, прежде собранные в аккуратные балетные прически. И бегут уже с другими скоростями, и – смотрят иначе, с пугающим торжеством, и все те же несокрушимые баланчинские перестроения начинают казаться порядком практически военным, приготовлениями к нападению. Все женщины – ведьмы, утверждает Баланчин. Балетные особенно (ему лучше знать – он много лет руководил театром). Они летают без помощи аксессуаров, просто потому что могут – и горе тому, кто встанет на пути этой стаи.

Анна Гордеева

18-минутный балет Баланчина исполняется в Екатеринбурге так, что ни у кого не возникает сомнений, перед нами – шедевр. Абсолютная музыкальность и покоряющая естественность этой хореографии феноменальны. К счастью, оркестр, ведомый Павлом Клиничевым, играет Гуно не как балетно-дансантный аккомпанемент, а как настоящую симфоническую музыку, легко, свободно, в текучей фразировке и стремительных темпах. И балетные артисты сливаются с ней в едином потоке, фиксируя моментальные позировки, арабески и аттитюды. Екатеринбургская труппа в этом спектакле выглядит не столько вышколенной, сколько раскрепощенной и точной, собственно, как того и желал мистер Би.

«Российская газета»

Идет в один вечер с балетом «Brahms party»
На странице использованы фотографии Елены Леховой и Ольги Керелюк


Шарль Гуно

Вальпургиева ночь

Урал Опера Балет, Екатеринбург
балет в 1-м действии

Дирижер-постановщик: Павел Клиничев
Хореография: Джордж Баланчин
Балетмейстер-постановщик: Дайана Уайт
Костюмы: Каринска
Свет: Марк Стэнли
Адаптация света: Нина Индриксон

Артисты: Елена Кабанова, Александр Меркушев, Екатерина Сапогова, Анна Домке, Мария Михеева, Анна Камчатная, Юлия Круминьш, Екатерина Кузнецова, Кюнсун Пак

Продолжительность 18 мин.
Возрастная категория 12+