ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Октавия. Трепанация

Электротеатр Станиславский, Москва
Номинации на Премию 2021

Опера / спектакль
работа режиссера (Борис Юхананов)
работа композитора (Дмитрий Курляндский)
работа художника (Степан Лукьянов)
работа художника по костюмам (Анастасия Нефедова)
работа художника по свету (Сергей Васильев)
женская роль (Арина Зверева)
женская роль (Ансамбль QUESTA MUSICA)
мужская роль (Алексей Коханов)
по трагедии Луция Аннея Сенеки «Октавия» и эссе Льва Троцкого о Владимире Ленине

Авторы идеи: Сергей Адоньев, Борис Юхананов
Режиссер: Борис Юхананов
Композитор: Дмитрий Курляндский
Авторы либретто: Дмитрий Курляндский, Борис Юхананов
Художник-постановщик: Степан Лукьянов
Художник по костюмам: Анастасия Нефедова
Хореограф: Андрей Кузнецов-Вечеслов
Художник по свету: Сергей Васильев
Художник по гриму: Ксения Горчева
Саунд-дизайнер: Олег Макаров
Звукорежиссер: Александр Михлин
Видеоконтент: Илья Старилов
Координатор армии терракотовых воинов: Андрей Глазов
Перевод субтитров на английский язык: Джон Фридман

Артисты: Юрий Дуванов, Алексей Коханов, Сергей Малинин, Арина Зверева, Василий Коростелев, Роман Андрейкин, Александр Исаков-Янчевский, Константин Матулевский, Василий Мусихин

Ансамбль Questa Musica под управлением Марии Грилихес: Светлана Бараковская, Мария Грилихес, Екатерина Дондукова, Надия Зелянкова, Екатерина Коломина, Людмила Михайлова, Алена Парфенова, Анастасия Полянина, Дарья Сафрошкина, Анна Шавердьян

Продолжительность: 1 ч. 30 мин.
Возрастная категория 16+
Сегодня всё больше человека: государство больше человека, политика больше человека, войну человек вообще больше не интересует. Страсть нетерпения и волюнтаризм обязательно приводят к безоглядной жестокости. Им сопутствуют абсолютная замкнутость тирана и концентрация исключительно на себе. Обобщенный образ тирана показан через трех выдающихся исторических личностей из разных эпох и империй – римской, китайской и русской, которые под воздействием идеи тотально вырезали людей, сжигали города, хоронили вместе с собой целые армии.
Художник сегодня должен предложить дистанцию от реальности. Дистанция может быть исторической или, например, футурологической.
В опере «Октавия. Трепанация» мы «лечим» историю. Во время оперы-операции в мозгу лидера проносятся все узловые точки, генезис и стадии тирании: ее зарождение, превращение в войну, пролитая кровь, гибель любви, гибель всех человеческих чувств, после которых остается только функция фанатизма. Но после определенных художественных операций все это уходит, и в очищенной от страстей и деспотизма голове тирана вырастает Будда с лицом Ленина. Это и есть преображение.
Время крупных идентификаций прошло. Завершилась революция нон-формата – уже никто не подчиняется никаким форматам. Состав разговоров, свобода мышления, амбивалентности, сомнений, страстей абсолютно не знает географического места.
Борис Юхананов
Идея «Октавии» – поднять пласты тирании в очень широком смысле и попробовать их препарировать. Здесь и тирания текста, и тирания звука и пространства, тирания визуального, тирания красоты. Мы с Борисом Юханановым называем «Октавию» оперой-операцией, результатом которой станет удаление опухоли тирании из мозга тирана. На сцене голова Ленина, Нерон и Терракотовая армия – три острых момента истории, когда тирания оказывалась принципом существования власти. На самом деле их было гораздо больше. Музыка оперы основана на почти в сто раз растянутых во времени начальных тактах революционного хора «Варшавянка», который стал для меня отправной музыкальной точкой. Трепанация производится не только над головой Ленина и не только над феноменом тирании – то есть не только в концептуальном и материальном плане, но и в музыкальном. Оперируя «Варшавянку», я добываю из нее материал для всех своих арий. Можно сказать – это найденная музыка. Как есть найденное искусство, найденная литература, найденная поэзия. Полученный материал мы с Олегом Макаровым, нашим саунд-дизйнером, пропустили через алгоритмы живой электроники и на выходе получили бесконечное пребывание внутри переливающихся спектров и гранул препарированной «Варшавянки». Возникла герметичная, автореферентная конструкция, питающаяся сама собой.
Дмитрий Курляндский
Опера-инсталляция – с гигантской головой Ленина в центре сцены, с колесницей, запряженной тройкой истлевших кентавров (сценограф – Степан Лукьянов), и с восемью десятками местных хористов, упрятанных в облачения воинов терракотовой армии, – выглядит апофеозом всего пугающего, что имиджево связано с Римской империей, с Советской Россией и с Древним Китаем как частными случаями тирании. Но операция, которую Юхананов проводит в «Октавии» на мозге Ленина, осуществляется одновременно и на зрительском сознании – снимая фантомные боли и редуцируя страх. Избавление от опьянения властью – сверхсюжет полуторачасового спектакля, устроенного как сеанс врачевания мозга тирана: в самом начале «Октавии» по лбу истукана бежит лазерная строчка невидимого трепанатора. Хор безголовых воинов, поделенный на два отряда, мерно и почти невидимо копошится, издавая попутно звуки, похожие на стоны: каждого солдата терракотовой армии будут выдергивать из толпы по одному бодрые красноармейцы с винтовками и вести – беспомощных, слепых – на места, уготованные им историей.

интернет-издание «Colta»

На странице использованы фотографии Андрея Безукладникова