ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ
Брэд Кэрролл

Одолжите тенора

Театр музыкальной комедии, Екатеринбург
Номинации на Премию 2022

Оперетта-мюзикл / спектакль
работа дирижера (Антон Ледовский)
мужская роль (Павел Дралов)
мужская роль (Евгений Елпашев)
роль второго плана (Николай Капленко)
роль второго плана (Светлана Кочанова)
мюзикл-фарс в 2 действиях

Либретто Питера Шэма по мотивам пьесы Кена Людвига
Перевод: Мария Бар
Литературная редакция и дополнительные стихи: Дарья Аксенова
Режиссер-постановщик: Антон Музыкантский
Дирижер-постановщик: Антон Ледовский 
Художник-постановщик: Анастасия Пугашкина
Художники по костюмам: Анастасия Пугашкина, Эльвира Галимулина
Художник по свету: Иван Виноградов 
Хореограф-постановщик: Виктория Канаткина
Хормейстер: Светлана Асуева
Звукорежиссер: Сергей Евсеев
Ассистент режиссера: Дарья Аксенова
Ассистент хореографа по работе с солистами: Екатерина Федянович
Ассистент хореографа по работе с артистами хора и балета: Эдуард Садыков
Ассистент хормейстера: Александр Доронин
Ответственный концертмейстер: Юлия Фиошина
Концертмейстеры: Александра Козицына, Татьяна Крутикова, Елизавета Шубина
Графический дизайн: Анна Ледовская

Артисты: Павел Дралов, Евгений Елпашев, Екатерина Мощенко, Николай Капленко, Татьяна Мокроусова, Светлана Кочанова, Марина Смирнова, Ольга Култышева, Екатерина Куропатко, Глеб Копысов, Даниил Лутовинов, Артем Дирин, Павел Алейников, Константин Кокорин, Артем Колзин, Дина Бродская, Ирина Першко, Тимофей Бессараб, Даниил Кузнецов, Богдан Аюпов, Андрей Игушев, Жанна Бирючинская, Татьяна Свинобей

В спектакле принимают участие артисты хора и балета, оркестр театра

Представлено по соглашению с Music Theatre International (Europe) Limited

Продолжительность 2 ч. 40 мин.
Возрастная категория 16+
Лучшие фарсы – про театр. Шекспир, Мольер, Фрейн, Брукс, Людвиг, Ианнуччи… Их фарсы – с самыми высокими ставками, с самым ценным на кону, где за минуту до катастрофы надо неведомой авантюрой всех спасти – находят свое место действия именно в театре. Мне кажется, это потому, что в театре, как и в хорошем фарсе, всем всегда очень важно, как. И порой совсем не важно, что.
«Одолжите тенора» Кена Людвига, один из самых переводимых, коммерчески успешных, нашумевших фарсов «хлопающих дверей», губит во мне всякий цинизм и обезоруживает меня своей простой и доброй моралью: спасения и таланта нет смысла ждать «извне», а стоит лишь допустить, что талант мирового значения совсем рядом, и не бояться в него верить и вкладываться.
Для меня этот урок был более чем усвоен в работе со Свердловской музкомедией, труппа которой абсолютно бесстрашно «впрыгнула» в мюзикловую адаптацию композитора Брэда Кэрролла и либреттиста Питера Шэма. Их версия «Тенора» требует от артиста филигранного, мюзиклового существования, стирая грань между музыкальными номерами и драматическими сценами. Мюзикл-фарс такой сложности требует жесткой режиссерской застройки и математической точности исполнения, но при этом спектакль должен дышать, артист должен эти правила игры присвоить, обжить их и чувствовать себя в них совершенно свободно. Перед нами стояла задача бескомпромиссно соответствовать бродвейским канонам жанра, но при этом найти, где пьеса откликается у российских артистов и зрителя. И вы себе представить не можете мою радость, когда заложенный композитором и либреттистом оммаж классическому Бродвею 30-х стал на репетициях узнаваться не через призму просмотренных видеокассет и роликов, а через отражение стен родного театра. В номере встречи Мерелли в отеле – отразили сцену Парада из мюзикла «Хелло, Долли!», российская премьера которого была в Свердловском музкоме в 1974 году, а в Клезмерских подшучиваниях в оркестровке иронично цитировался идущий до сих пор в театре «Скрипач на крыше».
Команда театра разделяет со мной поистине сумасшедшую идею, что жанр мюзикла может безапелляционно найти свою почву и укорениться в России. Пригласил меня в этот театр Михаил Вячеславович Сафронов, который любому герою любого театрального фарса даст фору. Ему всегда было все очень важно.
Антон Музыкантский
Просто удивительно, как опера с опереттой, да и классический мюзикл, обожают прием «театра в театре»: действие разворачивается где-нибудь в закулисье, основной сюжет двигается параллельно «театральному», герои мечтают и о сцене, и о любви – примеров масса, от «Сказок Гофмана» до «Призрака оперы». Ситуация приобретает особую пикантность, когда современный мюзикл рассказывает об оперных делах без придыхания, а с ясными пародийными намерениями, но в итоге признается опере в любви. «Боже, благослови оперу!» – произносит один из героев мюзикла «Одолжите тенора» – и с ним согласны не только персонажи спектакля.
журнал «Музыкальная жизнь»
Мюзикл «Одолжите тенора», поставленный впервые в России, – к тому же дебют в российском репертуарном театре молодого режиссера Антона Музыкантского. Первый блин вышел отнюдь не комом, зрители, которые присутствуют и на сцене, и в зале, явно получают удовольствие от классической комедии положений, жанра, всегда востребованного зрителями, как витамин D в осенне-зимний период. Разборки сразу трех ревнивых Отелло и трех темпераментных Дездемон кого угодно заставят забыть о меланхолии, а стремительный, ни в одной сцене не провисающий темпоритм всего действия захватывает в свой водоворот и персонажей, и зрителей. 


 

«Российская газета»

У екатеринбургского «Тенора» четыре актерские номинации – а мог бы быть почти десяток. История о провинциальном оперном театре, в котором случилась идиотская и упоительная ситуация, замена знаменитого итальянского тенора на едва живого от страха суфлера, полна ярких характеров. Команда екатеринбургской постановки следует автору – даже у каждой из трех Анн, бывших жен директора театра, есть прописанная линия и запоминающийся образ. 
Режиссер Антон Музыкантский работает со сложной материей: известный мюзикл со сложившейся иконографией, комедия положений. В екатеринбургской постановке обе части решены отлично. Пространство Анастасии Пугашкиной выглядит как стереотипный провинциальный театр, отсылает к другим постановкам «Тенора». Функционально оно помогает героям вовремя покидать сцену, мгновенно перемещаться и оказываться за закрытой дверью. А весь театральный «вес» смещен на артистов, напоминая о временах, когда спектакль был чередой бенефисов.
«Держит» постановку дуэт Евгения Елпашева – Макса и Павла Дранова, чей директор Генри превратился в мощную движущую силу. Им аккомпанируют Николай Капленко – тенор Мерелли, который искренне недоумевает и вспыхивает на каждую мелочь, и Светлана Кочанова, превратившая Диану Дивейн в почти трагическую фигуру, стареющую оперную диву, пытающуюся нагнать артистическую и личную судьбу.

Тата Боева

На странице использованы фотографии Софии Насыровой