ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ
Модест Мусоргский

Борис Годунов

Большой театр, Москва
Номинации на Премию «Золотая Маска» 2008г. - «Лучший спектакль в опере», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая работа художника в музыкальном театре», «Лучшая работа художника по костюмам в музыкальном театре», «Лучшая работа художника по свету» в музыкальном театре, «Лучшая мужская роль» (Максим Пастер)
Редакция 1871 года



Музыкальный руководитель и дирижер: Александр Ведерников

Режиссер-постановщик: Александр Сокуров

Художник по костюмам: Павел Каплевич

Главный хормейстер: Валерий Борисов

Художник по свету: Дамир Исмагилов

Хореограф-постановщик: Екатерина Миронова



Артисты: Михаил Казаков, Тарас Штонда, Анна Аглатова, Евгения Сегенюк, Максим Пастер, Юрий Лаптев, Александр Науменко, Всеволод Гривнов, Роман Муравицкий, Елена Манистина, Валерий Гильманов, Александр Захаров, Оксана Корниевская, Георгий Гайворонский, Владимир Красов, Николай Казанский, Владимир Огнев, Петр Мигунов, Александр Архипов



Продолжительность 3 ч. 40 мин.



Фотографии © Дамир Юсупов

Музыка Мусоргского трудна для исполнения, для понимания. В ней прописан не только сюжет, любовный, к примеру, или политические интриги; его драматургия погружена внутрь истории, она срослась с национальными, этническими, почти этнографическими особенностями. Тяжелый, глубокий материал. В опере все жестко определено границами жанра, этическими и эстетическими принципами. В русской оперной традиции, как мне кажется, особенно важны именно эволюционные отношения с произведением. Ведь большая часть русских опер так или иначе касается истории, исторической сути, где нарушать этические границы очень опасно, ибо начинает изменяться сама суть произведения, и меняется сама музыка – она по-другому звучит, если вдруг мы начинаем с помощью сценографии или костюмов резко нарушать некую историческую принадлежность, временное соответствие событий.

Для меня самая важная задача – понять это произведение и встать на сторону автора; в первую очередь, понять, что есть его воля, а что ему было навязано. Не для того, чтобы взять то, что ему было навязано, и выбросить, а для того, чтобы понять суть его желаний, его предположений. Самым главным, самой важной линией мне кажется линия Бориса и его сына. А вся история с убиенным царевичем – это только проекция на собственную жизнь Бориса. Мы делаем оперу о жизни человека, сильного человека. Это о человеке, которого мы можем понять и сегодня. Глубину музыки Мусоргского может передать только Личность.

Мы пытаемся сделать спектакль, не отстраненный от человека, а приближенный к нему. История Бориса и его сына не принадлежит только своему времени, она слишком тривиальна и слишком характерна для человеческого общества, для людей. Она не сегодня была придумана. Она, к сожалению, слишком человечна. И вот эту ее человечность в разных проявлениях я пытаюсь как-то выявить.

Может быть, для Мусоргского и людей того времени это была на самом деле очень простая человеческая история. Ведь монарший дом в России существовал, он был частью жизни для всех: живые монархи, живая семья; история Романовых для всех была важна, ощущалась как личная. У Мусоргского эта история очень человеческая, потому что все совершают человеческие поступки. Выходит государь после возведения на престол и первое, что он говорит: «Болит душа». Ангельские ли это речи? Наместник ли это Бога говорит? Какой это наместник Бога скажет: «Болит душа»? Все, что происходит в операх Мусоргского, совершается людьми, кто б они ни были. Это все деяния человеческие. От начала до конца. И власть не от Бога – она создана человеком и людьми совершается.
Александр Сокуров, интервью в буклете Большого театра